Экономия на белых халатах

05.04.2017
15442

В медучреждениях из соображений экономии сокращают ставки санитарок. Или переводят их в категорию «прочие», лишая тем самым положенных медработникам надбавок и льгот, или вообще передают эти функции на аутсорсинг. По данным Росстата, за январь-сентябрь 2016 года количество младших медицинских работников в России сократилось на 41 тысячу человек. В результате, если в 2015 году в госучреждениях работали 598 892 человека, то в первых трех кварталах 2016 года - 557 079. 

Нечестная игра 

В большей степени сокращения коснулись поликлиник. В стационарах их масштаб несколько меньше, но тоже ощутим. «Прошлым летом волна переводов санитарок в уборщицы была в Москве и Подмосковье. Очень распространено это явление на станциях скорой помощи, где младший медицинский персонал вообще выводят за штат, заключая договоры с аутсорсинговыми компаниями. Но те порой ведут себя необязательно, задерживают зарплату по три-четыре месяца, часто оказываются банкротами. В нашу организацию поступают сотни таких обращений», - рассказал оргсекретарь Московской городской территориальной организации МПРЗ «Действие» Алексей Гусев. 

В Санкт-Петербурге из 12,5 тысячи сотрудников младшего медперсонала в клиниках осталось не больше 6 тысяч. Аналогичная картина в других субъектах – Казани, Перми, Уфе, Ставрополе. «В Республиканском психоневрологическом диспансере Республики Карелия с января 2017 года все санитарки стали уборщицами. Часть сотрудников не согласились и ушли. Остальные стали получать минимум на треть меньше, то есть вместо 12 тысяч - 8», - рассказала председатель первичной профсоюзной организации МПРЗ «Действие» в Петрозаводске Юлия Щеголева. По информации, которая приводится на медфорумах, разница в зарплатах — двукратная: если санитарки со всеми надбавками получали 15 тысяч рублей, технические работники имеют 7-8 тысяч.

По данным, которые привела «МВ» медсестра-анестезистка реанимационной бригады Станции скорой помощи Уфы Тамара Богданова, выездных санитарок на станции сократили почти всех. «Приказом их просто вывели из штатного расписания. Многим предлагали перейти уборщиками помещений. Но если у санитарки оклад составлял 6 тысяч рублей с небольшим, то у уборщика помещения оклад в два раза меньше. Поэтому, конечно, большинство санитарок уволились, некоторые согласились остаться и получили в итоге резкое сокращение заработной платы», -  уточнила она. При этом, по ее словам, автомобили скорой помощи нужно не просто мыть, а еще и обрабатывать. Но в штатном расписании станции дезинфектора нет. Не исключено, что работодатель попытается возложить обязанности по обработке салона автомобиля на медиков. 

Уборщицы теперь обязаны отрабатывать полный рабочий день, а не укороченный, как у всех медработников. Теряют они и социальные и пенсионные льготы. «Работают 8 часов без доплаты за вредность, спецмолока (где они есть) и дополнительного отпуска. По крайней мере так произошло у нас, когда часть санитарок перевели в уборщицы», - рассказал «МВ» сотрудник одного из подмосковных ЛПУ. Факт, что работодатели сокращают ставки, подтвердили и в ЦК профсоюза работников здравоохранения. Но отметили, что пока Минздрав в регионы директив не спускал, полагаясь на здравый смысл глав медицинских учреждений.

Но главная мотивация руководителей при принятии подобных решений - поиск средств для выполнения «майских указов» президента по повышению зарплат медработникам. В соответствии с которыми средняя зарплата младшего и среднего медперсонала к 2018 году должна сравняться со средней по региону. 

Тест на профпригодность 

Предложение уравнять в заработках специалистов, получивших специальное образование и выполняющих работу с высоким уровнем ответственности, и неквалифицированных работников, в профессиональные обязанности которых входит в большинстве случаев уборка помещений, вынудила Минздрав разработать в прошлом году профессиональные стандарты для младшего медицинского персонала. В соответствии с ними, если сотрудник прошел соответствующее обучение, выполняет процедуры ухода за пациентами, является помощником медсестры, выносит судно за лежачими больными, выполняет гигиенические процедуры для предотвращения пролежней, он - медицинский работник. Если моет пол и протирает поверхности мебели – технический. Таким образом, в профессиональных стандартах для младшего медперсонала были четко обозначены требования к занятию этой должности. Основное – наличие профессиональной подготовки. В итоге медицинские учреждения провели ревизию и оставили на должностях младшего медперсонала далеко не всех. 

Многие главные врачи Минздрав поддерживают. «Медсестра учится 2,5-3 года, а санитарка медицинского образования не имеет. Разве могут они получать одинаковую зарплату за свой труд? Зачем тогда получать медицинское образование», - считает главный врач Сертоловской городской больницы Ленинградской области Евгений Костюшов. По его словам, чтобы обеспечить повышение зарплат для всех, фонд оплаты труда ЛПУ нужно увеличивать минимум вдвое. Понятно, что таким средствам в системе ОМС взяться неоткуда. Врачи говорят о низких зарплатах в государственных учреждениях вообще. При этом, поскольку ниже МРОТ зарплата быть не может, зарплаты среднего и младшего медперсонала не сильно отличаются. Больше того, порой ненамного отличаются даже зарплаты врачей и санитарок. «У меня ставка 12 500 рублей, у санитарки, моющей полы в коридоре, - 11 000 рублей», - высказывается на одном из профессиональных форумов врач Евгений Думенко. По данным, которые приводит тут же другой врач Оксана Леонова, у заведующего травмпунктом, травматолога высшей категории, оклад составляет 20 тысяч рублей, а санитарка в этом ЛПУ получает 15 тысяч. 

Положено по закону 

Согласно ст. 72 Трудового кодекса РФ, администрация не имеет права без согласия работника перевести его на другую работу. А если он согласился, все законно, поясняют юристы. Сократить работника можно только по определенным основаниям, то есть порядок соблюдается, если ему предложили другую должность. Если же должность сократили, а сотруднику предложили перевод и он согласился, в судебном порядке можно признать сокращение несостоявшимся, а перевод - прикрывающим фактическое изменение трудового договора работодателем по его инициативе без законных оснований. Но тогда нужно доказать, что трудовая функция по прежней должности и по новой одинаковые. Для этого надо предъявить суду копии трудовых договоров и должностных инструкций, из которых будет явно видно, что в работе поменялось только название и размер заработной платы. «Если есть нарушения в процедуре увольнения такого работника, это очень легко доказывается», - говорит доцент кафедры Первого МГМУ имени Сеченова Юлия Павлова.

Но в профсоюзах упирают на то, что говорить о добровольности приходится весьма условно. «Так как большая часть медицинских работников, даже врачи, не говоря уже о санитарках, имеют низкую правовую грамотность и плохо знают свои права, им угрожают, что если они будут сопротивляться, то попадут в черный список, не смогут устроиться на другую работу или будут уволены за нарушение трудовой дисциплины. То есть фактически людей принуждают», - говорит Алексей Гусев. По его словам, людям часто приходится выполнять ту же самую работу, но уже за меньшие деньги. 

Остается открытым вопрос, кому ухаживать за пациентами. Часто семьи привлекают для ухода за лежачим больным наемных сиделок, но возможность оплатить их услуги есть далеко не у всех. Сейчас эти функции частично выполняют медсестры, частично студенты и практиканты медицинских училищ. Таким образом, происходит рост неоплачиваемой нагрузки на медицинских сестер, что чревато и ухудшением качества медицинской помощи. Да и медсестер не хватает тоже. По данным опроса, проведенного в 2016 году фондом «Здоровье», о нехватке медицинских сестер заявили 71% врачей из 7,2 тысячи опрошенных в 85 регионах.

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь

Партнеры

Яндекс.Метрика