Ленинградский секрет

27.01.2018
1729

Вы знаете, что безошибочно выдает блокадников? Во время еды они на столе подберут каждую крошку хлеба: ни одна крупинка не будет беспечно выброшена, проигнорирована. Сегодня я вспомнила об этом во время встречи с профессором Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова Михаилом Михайловичем Соловьевым. 

Фото: автора

Горбушка

Он встречает меня в своем рабочем кабинете. А поскольку встреча происходит в обеденный перерыв, приглашает разделить трапезу. Слушая его повествование, я отмечаю еще одну крайне важную черту: трепетное отношение к жизни, к людям, безошибочный индикатор добра и зла. И это тоже один из признаков военного поколения. Они его пронесли через всю жизнь, невзирая на смену экономических условий и политических режимов. Может, это как раз то, что и нам должно послужить ориентиром в непростые времена?

«Я люблю горбушку. С детства. Когда в блокадном Ленинграде продавали установленные 125 граммов, в магазинах хлеб специально накрывали, чтобы влага лучше сохранялась и вес был больше. А горбушка всегда суше, поэтому там вес самого хлеба больше», – улыбается наш герой. 

Кафедра знает, что делает

Вся жизнь Михаила Михайловича связана с СПбГМУ им. Павлова. В 1950-х годах он пришел сюда студентом. Сейчас – один из самых уважаемых профессоров. Хотя с детства хотел быть моряком. Поступал в Нахимовское училище. Но, как признается, судьба подкидывала неожиданные повороты и каждый раз эти повороты оказывались только к лучшему.

В Нахимовское он не попал: количество кандидатов значительно превышало возможности учебного заведения. «Как-то пошли мы с товарищем в кино. А там по сюжету врач на военном корабле берет на себя командование. И меня осенило: так вот как можно на море попасть!» Одна загвоздка: в то время, согласно стереотипам общества, медицина считалась исключительно женской профессией. И парню признаться, что он собирается поступать в медицинский, было немыслимо. И все же приятели пошли в мед.

Михаил Соловьев окончил лечебный факультет. А на кафедре челюстно-лицевой хирургии оказался вопреки своему желанию. «Мы занимались хирургией – отрабатывали операции на кошках. Под руководством профессора Федора Григорьевича Углова. И про стоматологию я даже не думал», – вспоминает Михаил Михайлович.

К моменту окончания института он сделал больше 70 аппендектомий. И вдруг получает приглашение на кафедру ЧЛХ. Хотел отказаться. «Но один из наших профессоров – колоритный такой, чем-то похожий на Сталина, возразил: “Кафедра рекомендует Михаила Михайловича в клиническую ординатуру”. Я пытаюсь отговориться. А мне в ответ: “Молчите, кафедра знает что делает”. Таким образом Михаил Соловьев попал на кафедру челюстно-лицевой хирургии, где получил возможность практической работы по многим направлениям: травматология, пластика, онкология.

В ногу с историей

Освоение целины, дружба народов, восстановление страны в послевоенное время – все эти вехи истории России прошли через его судьбу. Вот, к примеру, такой эпизод. Летом 1961 года по программе помощи народному хозяйству молодого врача направили в Вологодскую область поднимать трудный регион.

Это была настоящая земская больница в красивом месте на взгорке. Дом врача, амбулатория, поликлиника. Инструменты старые, еще дореволюционные. «Направили на месяц, а задержался я там на полгода: работа не отпускала», – рассказывает профессор. Трудился на самом передовом участке. Из персонала была только фельдшер. А все остальное сам. Условия полевые. Вечерами оперировал при керосиновой лампе или, если приезжали на машине, светили фарами. Зубы, маточные кровотечения… – профили были все.

Потом работал деканом иностранного факультета – в 1960-е годы национальный состав студентов вуза был представлен более 70 странами. В 1970-е годы было принято решение в Первом ленинградском медицинском институте организовать онкостоматологический центр. И доктора Соловьева направляют туда. Пять операционных дней в неделю. Больных вел от начала до конца. Часто приходилось оказывать не только медицинскую помощь, но и психологическую поддержку.

5 = 55

Медицинский университет стал домом и семьей для профессора Соловьева. Здесь прошла вся его трудовая биография. И с будущей женой он познакомился во время учебы в институте. Тут опять сработала поговорка «нет худа без добра»: молоденькая студентка была вынуждена приехать в Ленинград из Винницы, где обучение перевели на украинский язык. В 2018 году их семье исполняется 55 лет.

Пять членов семьи – пять врачей. Трое детей Михаила Михайловича пошли по его стопам. Сын профессора Соловьева полный тезка отца – тоже челюстно-лицевой хирург.

***

Пока мы беседуем, дверь в кабинет то и дело открывается. Коллеги, ученики, пациенты – к нему идут потоком с самыми разными вопросами. В ответ каждый получает просимое. А в придачу – неизменную добрую улыбку и живое человеческое участие.

Профессор Соловьев работает без секретарей и помощников несмотря на возраст и почтенный статус. Блокадный ребенок (он 1936 года рождения) доктор говорит, это главное в жизни – простое человеческое отношение друг к другу. И труд. «Мы недавно встречались с товарищами по школе. Нас осталось пять человек. Вывод простой: надо трудиться. Работать с двойной силой – и за себя, и за тех, ушедших».

Комментарии 1

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Ия Александровна
Здоровья Вам, Михаил Михайлович!

Партнеры

Яндекс.Метрика