Михаил Каабак рассказал о запрете на благотворительные препараты и причинах ухода из НЦЗД

21.05.2021
18:36

На этой неделе из НМИЦ здоровья детей (НЦЗД) уволился известный трансплантолог Михаил Каабак. В отношении него возбуждено уголовное дело о халатности, а по административному делу о присвоенных лекарствах почти на 12 млн руб. врач проходит в качестве третьего лица. «МВ» поговорил с Каабаком и с родителями пациентов, которым он якобы не вводил приобретенные препараты.

Фото: pochka.org

Внутренние распоряжения руководства НЦЗД не позволяют использовать препараты, приобретенные для нуждающихся в пересадке почки пациентов благотворительными фондами (БФ), которые не прошли через аптеку центра, сообщил «МВ» трансплантолог Михаил Каабак. По его словам, запрет на применение таких лекарств делает невозможным безопасное лечение детей, именно этим врач объясняет свое увольнение из НЦЗД.

Распоряжения

В НЦЗД действуют два противоречащих друг другу распоряжения руководства, рассказал Каабак. Одно регламентирует использование приобретенных БФ препаратов только для тех детей, для которых они были закуплены. Второе – запрещает использовать препараты благотворительных фондов, минуя аптеку центра.

По словам Каабака, чтобы провести лекарства через аптеку учреждения, фонды должны заключить специальный договор с центром, условия которого некоторым БФ кажутся неприемлемыми. Поэтому благотворители закупают лекарства для конкретных пациентов, однако внутренний регламент НЦЗД не позволяет их использовать.

«Все дети, которые лечатся у нас, получают часть лекарств, которых нет в аптеке НЦЗД. Это совершенно естественно, так как это дети с хроническими заболеваниями, которым подобрана разнообразная терапия в клиниках, где они находились до этого. Они привезли с собой эти лекарства, они их получают. Все, что требуется, – урегулировать эту практику в рамках внутреннего регламента НЦЗД. Полный запрет на применение этих лекарств вызвал коллапс нашей деятельности», – объясняет Каабак.

В частности, по словам трансплантолога, уже несколько дней ребенок после трансплантации не может получить валганцикловир из-за того, что препарата нет в аптеке НЦЗД. Неназначение лекарства – непосредственная угроза жизни ребенка, говорит Каабак.

«Аптека НЦЗД требует от фондов наличие лицензии на хранение лекарственных препаратов. Ее не так просто получить, у большинства российских БФ ее нет», – объяснила «МВ» руководитель пациентской организации АНО «Темида» Марина Десятская.

Второе распоряжение действует в НЦЗД с 20 апреля 2021 года, сообщал «Русфонд». Организация также заявила, что из-за нового регламента центра вынуждена отказаться от сбора средств на алемтузумаб и экулизумаб, последний был запланирован на начало мая для девятилетнего пациента из Барнаула.

Как пояснили «МВ» в «Русфонде», БФ не взаимодействует с НЦЗД по вопросу закупки лекарств и работает с поставщиком препаратов по договору пожертвования. По требованию производителя, у которого закупаются препараты, в договоре не указывается количество флаконов, указываются лишь сумма покупки и данные ребенка, для которого предназначены лекарства. Но количество препаратов указано в заключении врачебной комиссии, на основании которого поставщиком предлагается цена. Отчет об использованных препаратах (название) и их количестве указаны в акте выполненных работ. Но аптека НЦЗД на таких условиях работать категорически отказывается.

«Если закупать препараты через обычные аптеки, а не напрямую, цена вырастает вдвое, а собирать в наших кризисных условиях по 5–8 млн руб. на одного ребенка могут себе позволить не многие фонды, – пояснили «МВ» в «Русфонде». – У нас был один такой прецедент: сбор на препараты для одного ребенка пришлось разделить между двумя фондами. Если говорить совсем просто, на эту сумму можно было бы помочь двум детям».

В фонде считают, что система аптеки НЦЗД настолько забюрократизирована, что «продраться» через нее практически невозможно. Все попытки договориться с центром закончились ничем, руководство не устраивают другие схемы работы.

«МВ» направил запросы в НЦЗД и Минздрав с просьбой объяснить, с чем связана необходимость введения нового порядка использования препаратов в центре, и прокомментировать, смогут ли дети, нуждающиеся в особой терапии после трансплантации, получить лекарства, которые есть у семей или благотворительных организаций, но не прошли через аптеку медучреждения.

Уголовное дело

В 2012 году после удаления пересаженной почки скончался 16-летний подросток. Трансплантация проходила в ФГБУ РНЦХ им. Петровского, где Каабак в то время руководил трансплантационной программой. Почку несовершеннолетнему пациенту удалили по заявлению родителей, несмотря на то что доктор настаивал на том, что возможности ее приживления не исчерпаны.

Во время трансплантации Каабак использовал алемтузумаб. Препарат зарегистрирован на территории России, но показан при рассеянном склерозе. С 2010 года применение алемтузумаба при пересадке рекомендовано Всемирным трансплантологическим сообществом. Схема индукционной иммуносупрессии, основанная на применении алемтузумаба, дает достоверное повышение выживания трансплантатов и повышает до 90% шансы на то, что пересаженная родственная почка прослужит пять и более лет.

В 2015 году в отношении Каабака завели уголовное дело по ч.2 ст.293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека). По делу проводили две большие экспертизы, которые установили, что достоверно причину смерти подростка установить нельзя, а медицинская помощь была оказана в полном объеме. Повторная судебно-медицинская экспертиза, которая проводилась летом 2019 года в Бюро СМЭ Московской области под руководством президента НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского академика Анзора Хубутия, подтвердила обоснованность применения алемтузумаба. В конце 2019 года по основанию, предусмотренному п.3 ч.1 ст.208 УПК РФ (место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует), дело было приостановлено.

Препарат также стал формальной причиной увольнения Каабака и трансплантолога Надежды Бабенко из НЦЗД в октябре 2019 года. После вмешательства на тот момент министра здравоохранения Вероники Скворцовой, последовавшей за реакцией родителей пациентов, ожидавших пересадки, и профессионального сообщества врачей восстановили на прежних должностях.

В 2020 году дело возобновили. «Решение [о приостановлении] принято преждевременно и незаконно, без выполнения в полном объеме всех следственных и процессуальных действий с обвиняемым», — говорилось в постановлении о возобновлении следствия.

Арбитражное дело

В мае 2020 года БФ «Помоги спасти жизнь» подал иск к АНО «Центр содействия развитию и поддержке медицины», об этом стало известно после публикации DailyStorm. Руководитель фонда Евгения Бахметьева рассказала изданию, что через АНО фонд закупал препараты алемтузумаб и экулизумаб детям, которых оперировал Каабак.

По словам Бахметьевой, «Центр содействия развитию и поддержке медицины» не вовремя подал отчетность о расходах и не предоставил необходимые документы БФ. Кроме того, мама одного из пациентов, которых оперировал Каабак, якобы сообщила благотворительнице, что ее ребенку не вводили закупленные препараты.

В иске фонд требует от АНО возместить 11,6 млн руб. за лекарства, приобретенные для шести пациентов, которым их, по версии руководителя БФ «Помоги спасти жизнь», не вводили.

«Я помню, как за две недели до операции при тебе вводят этот препарат. Ты видишь, что это происходит, как капельницу тебе делают в день операции», – рассказывает «МВ» Десятская [ее ребенок тоже перенес трансплантацию в НЦЗД под руководством Каабака]. – Капельницы и уколы не ставят трансплантологи, их ставят медсестры отделения. Если бы персонал никому ничего не вводил, я думаю, что кто-то из них уже сообщил бы. Это же невозможно скрыть».

После появления иска к «Центру содействия развитию и поддержке медицины» родители пациентов, которые фигурируют в иске БФ «Помоги спасти жизнь» к АНО, обратились к Десятской с просьбой провести экспертизу, которая сможет установить, получали ли дети купленные благотворителем препараты. Первыми об этом сообщили «Такие дела».

Экспертизу, с результатами которой ознакомился «МВ», проводил заместитель генерального директора НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева Алексей Масчан. Он подтвердил «МВ» подлинность документа.

«Считаю, что предоставленные мне данные, несомненно, указывают на то, что алемтузумаб у всех шестерых пациентов применялся; и применялся именно в те даты, которые указаны в протоколе», – следует из документа.

«Я на 250% уверен, что алемтузумаб вводился. Я очень внимательно проанализировал анализы крови, для меня никаких сомнений, что пациенты получили препарат, нет», – прокомментировал «МВ» выводы экспертизы Масчан.

Иск «Помоги спасти жизнь» к АНО «Центр содействия развитию и поддержке медицины» рассматривается в закрытом порядке, разбирательство откладывают с октября 2020 года. Следующее заседание назначено на 7 июня 2021 года.

В фонде «МВ» комментировать иск отказались.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.