Борьба с туберкулезом в России станет примером для других стран

24.03.2017
00:00

В России последние 3-4 года наблюдается заметное снижение заболеваемости туберкулезом и смертности от этой болезни - прилагаемые усилия в борьбе с ней наконец-то стали приносить плоды. Несмотря на это, страна еще числится в рейтинге государств с избыточным бременем туберкулеза. И пока не удалось достичь показателей, которые Комитет экспертов ВОЗ определил в качестве первоочередной задачи на пути к полной ликвидации (элиминации) смертоносной инфекции. О проблемах и перспективах борьбы с туберкулезом рассказала «МВ» накануне отмечаемого 24 марта Всемирного дня борьбы с туберкулезом главный фтизиатр Минздрава России, директор НИИ фтизиопульмонологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова Ирина Васильева. 

- Ирина Анатольевна, как бы вы охарактеризовали текущую ситуацию с туберкулезом в России?

- По предварительным данным за 2016 год, очень оптимистично выглядит показатель смертности от туберкулеза: он снизился на 15%, а в 2015 году снижение составляло 9%. Это очень хороший шаг, в истории других стран таких темпов не было, Заболеваемость тоже снизилась - на 7,8% и составила 53,3 на 100 тысяч населения. Это свидетельствует о том, что эпидемическая ситуация улучшается.

В 2016 году в России заболело 78 тысяч человек, это включая все формы заболевания. Туберкулез по регионам распространен неравномерно. Традиционно наиболее тяжелая ситуация в Сибирском, Дальневосточном и Уральском федеральных округах, самые проблемные - Республика Тыва, Еврейская автономная область, Приморский край, Кемеровская, Иркутская, Свердловская области, Удмуртия. Наиболее благополучные регионы в Центральной России - это Белгород, Орел, Воронеж, где смертность даже сопоставима с развитыми европейскими странами.

- Вы говорили в одном из интервью, что главная задача 2017 года – контроль за распространением туберкулеза среди ВИЧ-инфицированных. Как обстоят дела с этим?

- Вообще-то над выполнением этой задачи мы начали работать еще в 2015 году, когда были разработаны федеральные планы по снижению смертности и региональные планы по борьбе с туберкулезом. Одним из компонентов этих планов является контроль за распространением туберкулеза у ВИЧ-инфицированных. В частности, совместно с инфекционистами мы разработали инструкцию по профилактике туберкулеза у людей из этой категории и порядок ее проведения, рекомендовали применение профилактических препаратов. Эти меры активно внедрялись в регионах в 2016 году, но результаты мы будем оценивать немного позже. Во всяком случае прошлый год был переломным в этом смысле. Во всех регионах Центры СПИДа в сотрудничестве с фтизиатрами взялись за осуществление химиопрофилактики. Кроме этого, нами был разработан алгоритм диагностики и лечения ВИЧ-инфицированных с туберкулезом. Он прописан в приказе Минздрава РФ и в клинических рекомендациях Российского общества фтизиатров – для того чтобы помощь для этой категории больных была более эффективной.

Но дело в том, что в лечении должны участвовать не только фтизиатры. Ведь ВИЧ-инфицированные в первую очередь попадают со своими проблемами к врачам других специальностей, и те зачастую ничего не знают о туберкулезе и не могут своевременно применить необходимые меры диагностики заболевания. Время уходит, и ВИЧ-инфицированный пациент, у которого не был своевременно диагностирован туберкулез, быстро умирает, не успев попасть к фтизиатру, или попадает к нам уже в терминальной стадии. Здесь проблема именно в том, что врачи других специальностей не подготовлены в отношении туберкулеза и в отношении ВИЧ-инфицированных, в частности, поскольку у последних он протекает по-другому.

- Сейчас много говорят о развитии отечественной фармакологии, появляются противораковые, противомикробные, иммунобиологические и другие инновационные препараты. Есть ли новые отечественные разработки в области  фтизиатрии?

- Вакцина против туберкулеза у нас традиционная – БЦЖ (BCG - Bacillus Calmette-Guérin), и, несмотря на интенсивные научные исследования по разработке, новой альтернативы ей пока нет. Это связано с особенностями заболевания и спецификой иммунного ответа организма на него. Что касается препаратов, после длительного перерыва появились наконец-то новые. Когда в середине прошлого века начали применять первые лекарства против туберкулеза, больные стали выздоравливать, и заболеваемость этим недугом во всем мире стремительно пошла на убыль. Это создало иллюзию, что туберкулез вскоре будет побежден и не надо заниматься разработкой новых лекарств. Однако палочка Коха мутировала и выработала устойчивость к существующим препаратам. С конца 90-х годов прошлого столетия и до сегодняшнего дня нарастает проблема лекарственно устойчивого туберкулеза, особенно настораживает туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью, который с трудом поддается лечению. А новых лекарств, из-за того, что был такой пробел в их разработке на протяжении 20 лет, не оказалось. С тех пор как впервые заговорили о лекарственно устойчивом туберкулезе, ученые стали заниматься разработкой новых эффективных лекарств, но ведь до серийного производства препарата проходит не один десяток лет.

В 2013 году, впервые за последние 45 лет, Всемирная организация здравоохранения разрешила к применению новый противотуберкулезный препарат, сейчас он производится в нашей стране и активно внедряется во фтизиатрическую практику. А в 2014 году в мире разрешен к использованию еще один новый препарат. Параллельно ведутся разработки других лекарственных средств, и российские ученые принимают в этом активное участие. Но пока они находятся на стадии клинических испытаний, до практического применения не дошли.

- Лекарственное обеспечение больных туберкулезом в стране достаточное?

- Его необходимо увеличить. Связано это с тем, что больше стало наблюдаться пациентов с лекарственно устойчивой формой заболевания, а они требуют более длительного лечения – до 1,5-2 лет и большого количества дорогостоящих лекарств.

А вообще это задача регионов - обеспечить себя средствами борьбы с туберкулезом. А государство оказывает им помощь. В прошлые годы это были трансферты на покупку дорогостоящих лекарств и реактивов. В 2017 году закупки лекарственных средств будут осуществляться централизованно Минздравом, регионы получат помощь препаратами, а не в виде денег.

- В интервью «МВ» в 2014 году вы говорили, что противотуберкулезная служба испытывает кадровые проблемы. Удалось изменить ситуацию?

- Проблема существует. Во фтизиатрию врачи идут неохотно, она кажется непривлекательной, хотя это от незнания того, чем занимается фтизиатр. На самом деле это очень интересная профессия. Туберкулезом болеют длительное время, и кроме этой болезни у пациента могут возникать другие. Фтизиатр должен быть врачом широкого профиля, разбираться во многих терапевтических и других патологиях.

В кадровом вопросе у нас есть положительные сдвиги. В 2015 году вышел приказ Минздрава, который позволяет получить специализацию фтизиатрия не только с помощью ординатуры, но и на курсах первичной подготовки. То есть теперь врачи, освоив какую-либо специальность, например терапевты, эндокринологи, урологи, гинекологи, инфекционисты, пульмонологи, могут пройти первичный курс обучения и получить нашу специализацию. Все-таки у фтизиатров сложная задача, они часто работают с социально неблагополучным контингентом, да и туберкулез изменился и чаще сочетается с другими заболеваниями, такими как ВИЧ-инфекция, сахарный диабет, гепатит, нередко туберкулезом болеют пациенты после трансплантации или химиотерапии по поводу онкопатологии. И болезнь сама по себе опасна для врачей и медицинского персонала. Для того чтобы привлекать врачей, нужны все-таки меры и материального свойства. В России сегодня работают 7 тысяч фтизиатров. Можно сказать, что обеспеченность специалистами у нас почти полная. Проблема в возрастном дисбалансе, у нас много людей пенсионного возраста. Средний возраст врача-фтизиатра – 49 лет. Молодежь неохотно идет во фтизиатрию, и в большей степени это связано с тем, что мы работаем с заразным контингентом.

В заключение хотелось бы сказать, что на успехи нашей страны по борьбе с туберкулезом в последние годы обратили внимание международные эксперты, и Всемирная организация здравоохранения предлагает сделать опыт России примером для других стран. ВОЗ поддержала инициативу Министерства здравоохранения РФ по проведению в Москве первой в мировой истории глобальной министерской конференции по туберкулезу, на которую приглашены министерские делегации 194 стран – членов ВОЗ и 40 стран с высоким бременем туберкулеза. Она пройдет 16-17 ноября 2017 года.  Россия выступит на конференции в качестве лидера мирового движения по элиминации туберкулеза.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.