Что реально изменит отказ от понятия «медицинская услуга» в законодательстве

05.10.2022
12:34

Партнер экспертно-юридической группы «Медика Пруф» Иван Печерей высказал свою точку зрения на готовящиеся изменения в законодательстве с целью выведения понятия «медицинская услуга» из-под юрисдикции закона «О защите прав потребителей». Практикующий юрист вступил в полемику с членом Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, президентом НП «Национальное агентство по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе», профессором Алексеем Старченко.

— Уважаемый Алексей Анатольевич! Позвольте в корне не согласиться с вашими утверждениями и оспорить их как с практических позиций, так и с позиций действующего законодательства и правоприменения.

«Закон «О защите прав потребителей» единственный позволяет пациентам подавать иски в гражданские суды для возмещения нанесенного морального и материального ущерба при оказании медицинской помощи» — это, простите, как? Вы совершенно забываете, не знаю, сознательно или нет, про фундаментальный закон гражданского законодательства, куда и относится регламентация возмещения материального и морального ущерба — Гражданский кодекс.

Не буду приводить соответствующие ссылки на нормы данного кодекса, ограничусь одной — ст.150 «Нематериальные блага». В ч.1 этой статьи указано, что к нематериальным благам относится здоровье, в ч.2 — нематериальные блага защищаются ГК РФ и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст.12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения, в ч.4 — в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут защищаться другими лицами.

«Решения по гражданским спорам пациентов и медорганизаций выносятся на основании закона № 2300-I» — в последнее время далеко не всегда. После знакового определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда № 44-КГ19-7 от 15.07.2019, где было указано, что закон «О защите прав потребителей» в части штрафа применяется к оказанию платных медуслуг, но не к правоотношениям при оказании медицинской помощи в рамках государственных гарантий, суды постепенно перестали применять закон. В моей богатой на «врачебные дела» практике суды этим законом не руководствуются и не применяют его, даже несмотря на настойчивые требования истцов и постановление соответствующего пленума ВС РФ, чему я сам несказанно удивляюсь.

«В случае принятия таких поправок ликвидируется единственное законное определение дефекта медуслуги, право пациента на выбор медицинского вмешательства на основе полной и достоверной информации о ней. С медорганизации снимается обязанность достоверно и в полном объеме информировать пациента о медицинской услуге при выборе лечения» — это, простите, как? Был бы очень рад, если бы вы привели норму закона, где дано определение понятию «дефект медицинской услуги». Что касается права на информирование, то позволю напомнить о наличии в Федеральном законе № 323-ФЗ от 21.10.2011 «Об основах охраны здоровья граждан» ст.20 «Информированное добровольное согласие», ст.22 «Информация о состоянии здоровья» и ст.79 «Обязанности медицинской организации», в которых закреплено право пациента на информированность. В предложенных законопроектах нет ни слова о предполагаемых изменениях в эти статьи.

«Ликвидируется также право пациента на подачу иска в суд по месту проживания, а не по месту нахождения медорганизации, что пошатнет веру в справедливость судебного разбирательства» — тут позвольте оставить шатание веры в справедливость судебного разбирательства, я уже давно про эту справедливость забыл и с интересом наблюдаю, как ее интерпретируют участники судебного заседания. А если по существу, то позвольте процитировать п.2 Постановления Пленума Верховного суда № 1 от 26.01.2010: «Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, в том числе иски о компенсации морального вреда, могут быть предъявлены гражданином как по общему правилу территориальной подсудности — по месту жительства ответчика (по месту нахождения организации), так и в суд по месту своего жительства или месту причинения вреда (ст.28 и 29 ГПК РФ)».

«Как апофеоз: ликвидируются ответственность исполнителя медуслуги за причинение морального вреда и право пациента на компенсацию морального вреда, причиненного медуслугой ненадлежащего качества, установленные законом «О защите прав потребителей». Ликвидируется гражданская ответственность медорганизации за навязывание платных услуг пациенту, пришедшему с полисом ОМС» — да уж, это действительно апофеоз. Остается только попросить читателя еще раз прочитать наши замечания выше.

«Единственным возможным способом защиты для пациентов, их родственников и юристов остается уголовное преследование врача» — здесь вы явно перегнули, поскольку практика сейчас складывается такая, что пациент и его защитники изначально пытаются инициировать уголовное дело, поскольку в нем есть определенная халява — бесплатная судебно-медицинская экспертиза, которая, скорее всего, не найдет прямой причинно-следственной связи, что не будет служить основанием для признания врача виновным, но найдет дефекты оказания медицинской помощи. С таким заключением можно пойти в гражданский суд и легко выиграть дело о компенсации морального вреда по общим основаниям (и никакой закон «О защите прав потребителей» здесь не нужен). Сейчас в практике очень мало «чистых» гражданских дел, в которых истцы не попытались ранее привлечь врачей медорганизации, которые не являются ответчиками в гражданском процессе, к уголовной ответственности. Так что ситуация не поменяется: будут обращения в СКР, но также будут и «гражданские» суды с большими суммами компенсаций.

«Ввиду отсутствия юрисдикции определения дефекта медуслуги родственники умерших пациентов в жалобах в Следственный комитет России (СКР) будут вынуждены ссылаться на п.21 ст.2 закона № 323-ФЗ, где указан признак надлежащего качества медпомощи» — степень достижения запланированного результата — чего они только в своих жалобах не указывают. А как сейчас браво работает СКР, так вообще ничего указывать не надо. Просто челобитную подать, а дальше работа идет по принципу «врач должен сидеть в тюрьме». И сейчас должен и дальше тоже будет должен, несмотря на принимаемые поправки, к моему большому сожалению. Но здесь будет вернее сказать, учитывая современные реалии, «врач должен быть обвинен судом». По такому принципу, скорее всего, и работает СКР.

Резюмируя, отмечу, что, на мой взгляд, те поправки, которые предлагается внести, никоим образом не затронут реализацию права пациента на компенсацию морального и имущественного вреда, предусмотренную гражданским законодательством. Позиция автора статьи, по сути, алармистская и неуместно паническая.

Будем ждать изменений в законодательстве и смотреть, как будет меняться правоприменительная практика. Полагаю, в гражданском процессе она не особенно сильно изменится.

Присоединяйтесь!

Самые важные новости сферы здравоохранения теперь и в нашем Telegram-канале @medpharm.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.