Медицинский акселератор: как это работает

01.08.2018
810

Очередной, третий по счету, медицинский бизнес-акселератор – LIFE.medtech – начинает работать в России. Этот совместный проект группы компаний «РГС Жизнь» и «Капитал Лайф» в начале августа завершит прием заявок от медицинских стартапов. Среди потенциальных участников – компании, специализирующиеся на инновациях в области ранней диагностики, носимых гаджетов, на телемедицинских и других услугах.

Гуревич Евгений Романович

генеральный директор страховой компании «РГС Жизнь»

Задача отраслевого акселератора, заявившего о международном характере своей деятельности, привлечение стартапов в области медицины и здравоохранения в рамках долгосрочной стратегии по цифровой трансформации бизнеса и расширению портфеля услуг. 

Медицинскими проектами занимаются также акселераторы общего профиля. Так, в первой половине июля российско-американский Starta Accelerator по результатам рассмотрения тысячи заявок назвал 23 стартапа, которые станут участниками его очередного набора. Среди них проект маркетплейса медицинских услуг и данных на основе блокчейна, а также сервис для тренировки и улучшения когнитивных способностей при помощи онлайн-игр и носимых устройств для анализа мозговой активности. В июне были объявлены результаты отбора заявок на участие в очередном акселераторе российского Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ). Среди 19 компаний, которые получат по 2,5 млн руб. инвестиций в обмен на долю в бизнесе в размере 7%, – три медицинских стартапа: проекты генетического теста, определяющего риск развития рака, исследований реальной клинической практики на базе анализа обезличенных медицинских карт и разработки фитофильтра, связанного с мобильным приложением.

На вопросы портала Medvestnik.ru о том, чем отличается деятельность сугубо медицинских акселераторов и как они работают с инновационными российскими стартапами, отвечает генеральный директор страховой компании «РГС Жизнь» Евгений Гуревич. Он рассказывает об этом прежде всего на примере LIFE.medtech.

Фото: Олега Кирюшкина

– Чем отличаются российские бизнес-акселераторы медицинских проектов от аналогов в иных сферах?

– Основное отличие в их количестве: медицинских акселераторов сравнительно мало. В основном на рынке присутствуют общие технологические акселераторы, которые, как правило, спонсируют большие hi-tech корпорации. Да, отраслевая акселерация у них есть, но медицина не их фокусное направление: период возврата инвестиций в этой сфере занимает заметно больше времени, а для многих инвесторов это существенный фактор.

При этом те частные фонды и инвесторы, которые ищут медицинские проекты для себя, как правило, ограничиваются конкретной узкой специализацией. Сегодня в полном смысле слова медицинская акселерация есть в «Сколкове» и ФРИИ. Ряд международных компаний также имеет свои акселераторы; например, Bayer уже несколько лет делает такой проект.

– Является ли такая деятельность в РФ венчурным инвестированием или в большей мере кредитованием молодых компаний?

– Подавляющее большинство компаний и фондов, которые имеют отношение к медицинской акселерации, занимаются венчурными инвестициями. Это обусловлено высокими рисками: в лучшем случае в области медицинских технологий «выстреливает» 1 стартап из 10, поэтому получить кредит таким компаниям сложно.

– Каковы, с вашей точки зрения, особенности работы медицинского бизнеса в стране с преимущественно государственным здравоохранением?

– Государство имеет возможность выделять большие суммы для решения глобальных задач. Понимая, что частным инвесторам сложно найти такие средства, оно активно сотрудничает с медицинскими фондами и акселераторами, поддерживает проекты и идеи в области медицины и здравоохранения. Государство понимает важность вложений в развитие медтеха – и оно уже это делает, что позволяет выращивать совсем молодые стартапы до того момента, когда они становятся интересными частным инвесторам. Мы в этом плане активно сотрудничаем и со «Сколковом», и с ФРИИ.

– Каков временной горизонт акселерации с вашей стороны, чем он отличается от того, что предлагают иные акселераторы в РФ и за рубежом?

– Медицинским стартапам требуется больше времени для реализации, так как технологии, препараты, оборудование в этой сфере подлежат регистрации и дополнительному лицензированию. Поэтому минимальный срок выхода на рынок – 2-3 года.

Процесс акселерации тоже сильно увеличивается: внутри LIFE.medtech проект поддерживается в течение стандартного срока – около полугода. Но мы понимаем, что положительный эффект от акселерации увидим через несколько лет. В этом и заключается наше отличие: мы акселерируем компанию и затем продолжаем ее поддерживать до выхода на запланированные показатели или на рынок.

– Вы предлагаете стартапам комплексное развитие и интеграцию со страховым бизнесом «РГС Жизнь». Что это означает на практике?

– Наша работа со стартапами подразумевает два пути. Первый – это предложение дополнительных услуг и сервисов клиентам. Второй – интеграция технологий в наш страховой бизнес. Такие технологии позволят создать принципиально новые страховые продукты, которые повышают качество жизни и здоровья клиентов, в чем мы заинтересованы как страховщики, так как это снижает риски.

– Какие проекты вы намерены поддерживать прежде всего – работающие с государственным здравоохранением или с негосударственными медорганизациями? Каким направлениям отдаете предпочтение – лечебно-профилактическому или, например, развитию лабораторных и IT-проектов в здравоохранении?

– Наша цель – отбор интересных и перспективных начинаний. Можно ли их будет дальше интегрировать в государственное здравоохранение, подойдут ли они для негосударственных медорганизаций, относятся ли они вообще к медицинским организациям – неважно. Мы находим идею, которая интересна нам.

Поэтому и предпочтений по направлениям нет: среди стартапов, которые подали заявки, есть технологические решения в области диагностики конкретного спектра заболеваний, а есть сервисы для определенных профилей врачей. Главное, чтобы идея помогла людям стать здоровее, меньше болеть, повысить качество лечения.

Мы готовы поддерживать проекты из любой страны мира – у нас сейчас широкая география заявок: Россия, Израиль, Прибалтийские страны, Армения... Мы не ограничиваемся выводом стартапов только на российский рынок – чем шире рынок, тем лучше и для стартапа, и для нас. Но, безусловно, территориальная экспансия зависит от самой бизнес-идеи.

– С какими экспертами вы работаете, где их находите?

– Выбор зависит от специализации каждого стартапа. Например, для проекта, развивающего нейронные сети, мы пригласили эксперта из Московского университета, который специализируется на нейронных сетях. Привлекаем к сотрудничеству как отечественных специалистов, так и зарубежных. Это профессора топовых вузов, врачи крупнейших клиник.

– Как отбираете потенциальных участников, кому и почему отказываете?

– Мы рассмотрели уже больше 200 стартапов. Все проекты оцениваем с двух сторон. Во-первых, виден ли потенциал развития в конкретной идее – можно ли вырастить бизнес, есть ли рынки, клиентские сегменты. Во-вторых, можно ли использовать эту идею внутри нашего страхового бизнеса. Если хотя бы на один вопрос мы получаем «да», то начинаем общаться.

Еще один важный момент – команда стартапа должна четко формулировать собственную идею, цели и задачи проекта. Как ни странно, часто мы слышим предложения, из которых концепция не выстраивается. Мы готовы рассматривать идею в качестве проекта – без прототипа и тестов, но не готовы формулировать ее за владельца стартапа.

– Каково преобладающее направление проектов, претендующих на вашу поддержку?

– Области применения решений у стартапов очень разные, в каждом из них несколько проектов. Есть много идей в сфере технологических медицинских сервисов. Это телемедицинские платформы, инструменты интеграции медицинских систем. Достаточно много решений, связанных с обработкой информации: изображений КТ и МРТ, различных анализов, системы хранения данных, а также с носимыми устройствами и мониторингом состояния пациентов. Есть и системы реабилитации после серьезных заболеваний, альтернативные методики диагностирования.

– Существует ли конкуренция акселераторов за проекты в здравоохранении?

– Скорее, наоборот – акселераторы помогают друг другу. Мы знакомы со стартапами, руководители которых и консультировались со «Сколково» и ФРИИ, и ищут частные инвестиции. В связи с тем, что медицинские технологии окупаются достаточно долго, наличие нескольких инвесторов и акселераторов – большой плюс. Благодаря синергетическому эффекту компания быстрее выходит на рынок и работает эффективнее.

– Чем для стартапов, работающих в медицинском бизнесе, могут быть неудобны существующие неспециализированные инкубаторы? Может ли для них быть более привлекателен специализированный акселератор?

– Акселераторов в принципе не так много, и если у стартапа есть идея, которая обещает быстрый возврат инвестиций и не требует высокого уровня экспертизы, – скорее всего, для околомедицинского проекта подойдет и неспециализированный акселератор. Специализированный же может рассмотреть идеи, которые нельзя оценить с точки зрения общего здравого смысла, – для них нужны профессиональные знания.

– Какие направления инновационных медицинских проектов представляются вам наиболее перспективными на ближайшие несколько лет – независимо от того, кого вы готовы поддерживать?

– Мы ожидаем, что «выстрелят» проекты в области оказания удаленной медицинской помощи: телемедицинские сервисы, диагностические решения, проактивный мониторинг состояния пациентов, робототехнические станции оказания первой медицинской помощи и другие. Соответственно наиболее перспективны стартапы, задача которых предоставить качественное медицинское обслуживание людям по всей стране.

Присоединяйтесь!

Самые важные новости сферы здравоохранения теперь и в нашем Telegram-канале @medpharm.

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь

Партнеры

Яндекс.Метрика