Изменения в правила ОМС снизят прессинг медучреждений со стороны страховщиков

10.02.2017
2991

Минздрав предлагает внести изменения в Правила обязательного медицинского страхования, призванные уменьшить финансовую нагрузку на медицинские организации со стороны страховщиков. Соответствующий проект приказа опубликован для общественного обсуждения.

Как следует из документа, Минздрав предлагает внести корреспондирующие изменения в Правила ОМС в части расчета размера неоплаты или неполной оплаты затрат медучреждения на оказание медицинской помощи и размера штрафа, применяемого к медицинской организации за неоказание, несвоевременное оказание либо оказание помощи ненадлежащего качества по результатам контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи. Изменения будут внесены в формулу расчета размера неоплаты или неполной оплаты затрат медицинской организации на оказание медицинской помощи, прописанную в пункте 127.4. Правил ОМС. Этот пункт предлагается также дополнить новым абзацем следующего содержания: «В случаях, когда по результатам экспертизы устанавливается некорректное применение тарифа, требующее его замены по результатам экспертизы (пункт 4.6.1. Перечня оснований), страховая медицинская организация осуществляет оплату медицинской помощи с учетом разницы тарифа, предъявленного к оплате, и  тарифа, который следует применить».

«Указанные изменения предусматривают уменьшение финансовой нагрузки на медицинские организации в целях сохранения финансовых средств в медицинских организациях и направления их на финансовое обеспечение оказания медицинской помощи и повышение заработной платы медицинских работников во исполнение Указа Президента Российской Федерации В.В. Путина от 7 мая 2012 г. №597», - говорится в пояснительной записке к проекту приказа Минздрава.

Кроме того, ведомство предлагает включить в Правила ОМС возможность для граждан получить или поменять полис ОМС в многофункциональных центрах (МФЦ), написав заявление о выборе или замене страховой медицинской организации. Документ уточняет также порядок информационного сопровождения застрахованных лиц на всех этапах оказания им медицинской помощи в части предоставления медицинскими организациями необходимой информации СМО для исполнения последними полномочий по информированию застрахованных лиц и их законных представителей о прохождении диспансеризации и профилактического медицинского осмотра.

Комментарии 2

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Алексей
«ЮРЬЕВ ДЕНЬ» ДЛЯ ПАЦИЕНТА:
ЯТРОГЕНИЯ В РОССИИ ТЕПЕРЬ –
«ПОПУТНЫЕ ИЗДЕРЖКИ» ИЛИ «БЛАГО» ДЛЯ ПАЦИЕНТА

Старченко А.А.
Президент НП «НацМедБезопасность»

www.medvestnik.ru/content/news/Izmeneniya-v-Pra...

Обществу, пациентам-гражданам-налогоплательщикам предложены новые изменения в действующие Правила обязательного медицинского страхования (Правила ОМС), утв. приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 28 февраля 2011 г. № 158н, фактически легализующие в России ятрогенные травмы и заболевания и существенно снижающие санкции за фальсификацию медицинской документации.
Предложенный проект вносит изменения в п. 127.4 Правил ОМС:
1. Из Перечня дефектов медицинской помощи в Правилах ОМС исключен дефект «3.11. Неправильное действие или бездействие медицинского персонала, обусловившее развитие нового заболевания застрахованного лица (развитие ятрогенного заболевания)».
Таким образом, исключая из перечня дефектов медицинской помощи ятрогении, ятрогенные травмы и заболевания, устанавливается тем самым новый статус ятрогенных травм и заболеваний, как минимум индифферентные для здоровья пациента «попутные» издержки или, как максимум – «благо» для здоровья и жизни пациента, т.к. иное – «зло» или ущерб жизни и здоровью пациента отрицается исключением ятрогений из перечня дефектов.
Правила формулировки диагноза: Часть 2 Ятрогении - патологии диагностики и лечения, утв. Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения (М.А. Пальцев, Г.Г. Автандилов, С.Л. Воробьев, О.В. Зайратьянц, Л.В. Кактурский, В.Л. Коваленко, Г.Б. Ковальский, ОД Мишнев, Е.Л. Никонов, Н.И. Полянко, М.Г. Рыбакова, В.Н. Кокшаров).-М., 2006:
«Ятрогении — («болезни, порожденные врачом», от греч. latros — врач + Genes — поро¬ждающий; синонимы: ятрогенные патологические процессы, патология диагностики и ле¬чения ), согласно МКБ-9, принятой ВОЗ в 1979 г. и действующей в настоящее время МКБ-10 (1989), - это групповое понятие, объединяющее все разнообразие неблагоприятных по¬следствий (нозологические формы, синдромы, патологические процессы) любых медицин¬ских воздействий на больного, независимо от правильности их исполнения. По своей сущности ятрогении являются вариантом дефектов оказания медицинской помощи.
Ятрогении (ятрогенные патологические процессы, патология диагностики и лече¬ния) — групповое понятие, объединяющее все разнообразие неблагоприятных последствий (нозологические формы, синдромы, патологические процессы) любых медицинских воз¬действий на больного, независимо от правильности их исполнения.
В основу кодирования (шифровки) ятрогенных патологических процессов в соответст¬вии с требованиями МКБ-10 положен принцип двойного кодирования с учетом как харак¬тера (сущности) патологического процесса (коды I — XIX классов), так и причины разви¬тия ятрогений («внешней причины», коды XX класса).
Причина развившейся ятрогении кодируется по МКБ-10:
- Х40 — Х44 — случайная передозировка лекарств, неправильное назначение или прием лекарственного средства по ошибке;
- Y40 — Y59 — лекарственные средства, медикаменты и биологические субстанции, являющиеся причиной неблагоприятных реакций при терапевтическом примене¬нии;
- Y60 — Y69 — случайное нанесение вреда больному в ходе терапевтического или хирургического вмешательства;
- Y70 — Y82 — медицинские приборы и устройства, связанные с несчастным случа¬ем при их использовании для диагностики и лечения;
- Y88 — последствия терапевтического или хирургического вмешательств как внеш¬них причин заболеваемости и смертности.

Предлагаемое исключение ятрогений, ятрогенных травм и заболеваний из перечня дефектов является подлинно революционным достижением «во благо» налогоплательщиков: отныне исключение из перечня дефектов лишает граждан-пациентов на справедливое возмещение гражданским судом ущерба жизни и здоровью пациента связанного с оказанием медицинской помощи:
- при оставлении инородного тела в полости пациента после хирургического вмешательства – отныне «де юре» разрешено забывать в теле пациента салфетки, полотенца, простыни, турунды, хирургические инструменты и иные использованные в ходе операции предметы;
- при перфорации органа (матки, мочеточника, купола плевры, сердца, артерии или вены) во время хирургической манипуляции, катетеризации, пункции;
- при прожигании соседнего органа электроножом – кишки, мочевого пузыря, мочеточника и т.д. при выполнении хирургического вмешательства;
- при пересечении артерии или вены, нервного ствола при выполнении хирургического вмешательства;
- при удалении здорового парного органа – почки, например;
- при назначении противопоказанного лекарственного препарата, вызвавшего смертельный побочный эффект: аритмия, гиперкалиемия, анафилактический шок, ларингоспазм, бронхиальный статус, острая печеночная недостаточность, острая почечная недостаточность и др.;
- при ошибочной дозировке – многократное превышение разрешенной максимальной разовой (курсовой) дозы лекарственного препарата – отравлении пациента лекарственным препаратом.
Вывод: для защиты прав застрахованных лиц в отсутствие дефекта ятрогении в перечне Минздрава РФ эксперты системы ОМС будут вынуждены в актах экспертизы указывать на имеющиеся признаки состава преступления, предусмотренного статьей 238 УК РФ – оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, либо статьей 118 УК РФ, частью 2 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности».
Статья 238 УК РФ устанавливает ответственность за:
1. Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, - наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.
2. Те же деяния, если они: в) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека, - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц, - наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до десяти лет.
Ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью пациента наступает, если эксперт медицинской помощи системы ОМС укажет на наличие в акте экспертизы медицинских критериев определения степени тяжести вреда, утвержденных приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 апреля 2008 г. N 194н:
«6.1. Вред здоровью, опасный для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни, а также вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояния (далее - вред здоровью, опасный для жизни человека).
Вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственно угрозу для жизни:
6.1.10. закрытое повреждение (размозжение, отрыв, разрыв) органов грудной полости: сердца или легкого, или бронхов, или грудного отдела трахеи; травматический гемоперикард или пневмоторакс, или гемоторакс, или гемопневмоторакс; диафрагмы или лимфатического грудного протока, или вилочковой железы;
6.1.16. закрытое повреждение (размозжение, отрыв, разрыв): органов брюшной полости - селезенки или печени, или (и) желчного пузыря, или поджелудочной железы, или желудка, или тонкой кишки, или ободочной кишки, или прямой кишки, или большого сальника, или брыжейки толстой и (или) тонкой кишки; органов забрюшинного пространства - почки, надпочечника, мочеточника;
6.1.17. рана нижней части спины и (или) таза, проникающая в забрюшинное пространство, с повреждением органов забрюшинного пространства: почки или надпочечника, или мочеточника, или поджелудочной железы, или нисходящей и горизонтальной части двенадцатиперстной кишки, или восходящей и нисходящей ободочной кишки;
6.1.21. повреждение (размозжение, отрыв, разрыв) тазовых органов: открытое и (или) закрытое повреждение мочевого пузыря или перепончатой части мочеиспускательного канала, или яичника, или маточной (фаллопиевой) трубы, или матки, или других тазовых органов (предстательной железы, семенных пузырьков, семявыносящего протока);
6.1.26. повреждение (разрыв, отрыв, рассечение, травматическая аневризма) крупных кровеносных сосудов: аорты или сонной артерии (общей, наружной, внутренней), или подключичной, или подмышечной, или плечевой, или подвздошной (общей, наружной, внутренней), или бедренной, или подколенной артерий и (или) сопровождающих их магистральных вен;
6.1.28. термические или химические, или электрические, или лучевые ожоги III-IV степени, превышающие 10% поверхности тела; ожоги III степени, превышающие 15% поверхности тела; ожоги II степени, превышающие 20% поверхности тела; ожоги меньшей площади, сопровождавшиеся развитием ожоговой болезни; ожоги дыхательных путей с явлениями отека и сужением голосовой щели;
6.2. Вред здоровью, опасный для жизни человека, вызвавший расстройство жизненно важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью (далее - угрожающее жизни состояние):
6.2.1. шок тяжелой (III-IV) степени;
6.2.2. кома II-III степени различной этиологии;
6.2.3. острая, обильная или массивная кровопотери;
6.2.4. острая сердечная и (или) сосудистая недостаточность тяжелой степени, или тяжелая степень нарушения мозгового кровообращения;
6.2.5. острая почечная или острая печеночная, или острая надпочечниковая недостаточность тяжелой степени, или острый панкреонекроз;
6.2.6. острая дыхательная недостаточность тяжелой степени;
6.2.7. гнойно-септическое состояние: сепсис или перитонит, или гнойный плеврит, или флегмона;
6.2.8. расстройство регионального и (или) органного кровообращения, приводящее к инфаркту внутреннего органа или гангрене конечности; эмболия (газовая, жировая, тканевая, или тромбоэмболии) сосудов головного мозга или легких;
10. Для определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, достаточно наличия одного Медицинского критерия.
11. При наличии нескольких Медицинских критериев тяжесть вреда, причиненного здоровью человека, определяется по тому критерию, который соответствует большей степени тяжести вреда.
15. Возникновение угрожающего жизни состояния должно быть непосредственно связано с причинением вреда здоровью, опасного для жизни человека, причем эта связь не может носить случайный характер».
Наиболее часто выявляемые ятрогении совершенно однозначно соотносятся с приведенными выше медицинскими критериями тяжкого вреда здоровью пациента:
- Х40 — Х44 — случайная передозировка лекарств, неправильное назначение или прием лекарственного средства по ошибке: шок, кома, острая сердечная, недостаточность;
- Y60 — Y69 — случайное нанесение вреда больному в ходе терапевтического или хирургического вмешательства – перитонит (флегмона, сепсис) при оставлении инородного тела; повреждение мочеточника, матки, мочевого пузыря пищевода (при эндоскопии), несанкционированный пневмо- и гемоторакс; повреждение крупного сосуда (артерия, полая вена) и др.
Важнейшим для понимания врачами этой серьезной проблемы является пункт 16: «16. Предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не должно приниматься во внимание при определении степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека». Из пункта 16 следует, что если поврежденный в ходе хирургической операции мочеточник, матка, крупный кровеносный сосуд (с массивной кровопотерей и геморрагическим шоком III-IV степени) были распознаны и ушиты, что предотвратило смерть пациента, то это не освобождает от уголовной ответственности хирурга, допустившего данный оперативный дефект.
Таким образом, медицинские менеджеры и чиновники вынуждают споры о качестве медицинской помощи в системе ОМС перенести из сферы гражданского права в сферу уголовного права.
От этого нововведения существенно могут выиграть только главные врачи медицинских организаций – им не придется компенсировать материальный и моральный ущерб жизни и здоровью пациента по гражданскому иску, т.к. вся финансовая ответственность падет на виновника – конкретного врача, признанного виновным обвинительным приговором суда. Таким образом, врученный государственной системой ОМС главному врачу объем финансирования не пострадает, а, значит, им можно воспользоваться, как обычно, по «собственному усмотрению», например, для премирования.
Пациенты от этого нововведения однозначно проиграют: компенсация гражданского иска в уголовном процессе из средств осужденного врача будет не только минимальна, но еще практически невозможна ко взысканию: врач может быть обвинительным приговором лишен права на врачебную деятельность, да и из небольших доходов врача компенсировать ущерб представляется делом долгим и мало результативным.
Конечно, серьезными пострадавшими (по объему и глубине страданий) после пострадавшего пациента станут лечащие врачи, права которых, как наемных работников, не возмещать в полном объеме вред, причиненный здоровью и жизни пациентов при исполнении трудовых обязанностей, будут лишены защиты действующими Гражданским и Трудовым Кодексами РФ. Признание их виновными в совершении преступления – оказании медицинских услуг, не отвечающих требованиям безопасности – возложит на них обязанность компенсировать этот ущерб в полном объеме.
Вот так реализуется на практике новая концепция пациентоориентированности «за чужой счет» - за счет рядового врача-преступника.

2. Новым проектом Правил ОМС фактически приветствуется фальсификация медицинской документации: практически вдвое (с 90% до 50% стоимости оказанной медицинской помощи) снижается финансовое наказание за дефект «4.4. Наличие признаков искажения сведений, представленных в медицинской документации (дописки, исправления, "вклейки", полное переоформление истории болезни с искажением сведений о проведенных диагностических и лечебных мероприятий, клинической картине заболевания)».
Видимо медицинские менеджеры и чиновники устали от претензий в адрес медицинских организаций по поводу фальсификации первичной медицинской документации. Для того, чтобы «компенсировать» дарованное пациентам в 2016 году Минздравом России право на ознакомление с медицинской документацией (Порядок ознакомления пациента либо его законного представителя с медицинской документацией, отражающей состояние здоровья пациента, утвержденный приказом Министерства здравоохранения РФ от 29 июня 2016 г. N 425н), вводится своеобразная система сдержек и противовесов: хочешь прочитать свою историю болезни – пожалуйста, читай ее … сфальсифицированый вариант.
Принцип пациентоориентированности в данном нововведении реализуется народной мудростью: «Меньше знаешь, пациент, - крепче спишь!»
Вывод: для защиты прав застрахованных лиц на ознакомление с подлинной медицинской документацией эксперты системы ОМС при обнаружении «признаков искажения сведений, представленных в медицинской документации (дописки, исправления, "вклейки", полное переоформление истории болезни с искажением сведений о проведенных диагностических и лечебных мероприятий, клинической картине заболевания)» будут вынуждены в актах экспертизы медицинской помощи указывать на имеющиеся признаки состава преступления, предусмотренного статьей 292 УК РФ – «Служебный подлог»:
1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности, - наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
2. Те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
Читателю следует напомнить, что право на жизнь может быть признано судом существенным правом…

3. Новым проектом Правил ОМС фактически приветствуется ненадлежащее качество стационарной медицинской помощи: фактически вдвое (с 50% до 30% стоимости оказанной медицинской помощи) снижается финансовое наказание за дефект «3.5. Повторное обоснованное обращение застрахованного лица за медицинской помощью по поводу того же заболевания в течение 30 дней со дня завершения амбулаторного лечения и 90 дней со дня завершения лечения в стационаре, вследствие отсутствия положительной динамики в состоянии здоровья, подтвержденное проведенной целевой или плановой экспертизой (за исключением случаев этапного лечения)».
Суть данного дефекта медицинской заключается в следующем: пациента фактически лечили ненадлежащим образом, выписали из стационара нелеченным, что привело к повторной госпитализации. Предлагаемый проект снижает за это ответственность, существенно расширяя базу для соответствующего отношения к пациенту. Невнимательность, невыполнение обязательных требований, легкомыслие и необязательность по отношению к пациенту при уровне финансовой санкции 30% стоимости оказанной медпомощи отныне не смогут считаться серьезными дефектами медицинской помощи. При этом уровень финансовой санкции в 30% стоимости оказанной медпомощи не несет пресекательной правонарушение функции, следовательно, дефект будет тиражироваться и приводить к существенным затратам на повторную госпитализацию.

4. Новым проектом Правил ОМС фактически приветствуются приписки, т.к. фактически вдвое (со 100% до 40% стоимости оказанной медицинской помощи) снижается финансовое наказание за дефект «3.10. Повторное посещение врача одной и той же специальности в один день при оказании амбулаторной медицинской помощи, за исключением повторного посещения для определения показаний к госпитализации, операции, консультациям в других медицинских организациях».
Смысл дефекта заключался в том, что не следует поощрять ненадлежащее качество консультации (приема) врача, если он потребовал в тот же день консультации другого врача той же специальности: или первая консультация ненадлежащего качества, или не было необходимости во второй. Опыт экспертной деятельности показывает, что, как правило, это имело характер приписки, что стало менее актуальным с переходом на подушевое финансирование, но не потеряло всей актуальности при сохранении оплаты по услугам в отдельных случаях. Задача эксперта медицинской помощи системы ОМС заключается в том, чтобы выявить ненадлежащее качества консультации, но не умалить право пациента на «второе мнение».

Новый проект Правил ОМС в части финансовых санкций за допущенные дефекты в системе ОМС закрепляет ранее реализванный принцип умаления прав пациентов на медицинскую помощь надлежащего качества методом поощрения дефектов снижением санкций за их выявление:
1. Так, в 215 году финансовая санкция за глобальный дефект медицинской помощи «4.3. Отсутствие информированного добровольного согласия застрахованного лица на медицинское вмешательство или отказа застрахованного лица от медицинского вмешательства» был снижен до 10% от стоимости медпомощи. Такой низкий коэффициент фактически вводит возможность игнорирования права пациента на добровольность лечения, т.е. вводит возможность принудительности лечения, что может создать иллюзию у лечащего врача (хирурга, анестезиолога-реаниматолога, акушера-гинеколога и др.), что фактически можно не тратить время на исполнение требования закона РФ № 323-ФЗ о получении добровольного информированного согласия у пациента на медицинское вмешательство.
Столь ничтожно малым коэффициентом финансовой санкции анонсирован возврат к патерналистской модели в здравоохранении: мнение пациента не столь важно при оказании ему медицинской помощи. Это – «существенный прогресс» в реализации пациентоориентированности и «повышении престижа» образа врача в обществе.
Как ни странно, но данная позиция направлена против лечащего врача, т.к. при развитии у пациента смертельного осложнения, которое не было предусмотрено лечащим врачом - вот и повод для возбуждения уголовного дела по статье 238 УК РФ – оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, т.к. лечащий врач в силу имеющихся у него специальных знаний должен был предусмотреть возникновение осложнения, провести профилактические мероприятия, своевременно его распознать и начать оказывать по его поводу медицинскую помощь в полном объеме. В отсутствие же в добровольном информированном согласии данных об осложнениях – это и есть признак вины в форме легкомыслия: врач должен был предусмотреть осложнение, но легкомысленно и самонадеянно посчитал, что оно не возникнет и все само собой нормализуется.
Для менеджера и экономиста медицинской организации также создан риск получить денежный иск о возмещении материального вреда со стороны пациента, который не был должным образом полно и достоверно информирован об осложнениях и риске медицинского вмешательства, что лишило его права выбора другого, менее рискованного варианта, или даже права на отказ от вмешательства в целом. Закон РФ «О защите прав потребителей» ввел полную материальную ответственность за ненадлежащее информирование потребителя медицинской помощи о негативных сторонах медицинской услуги (вмешательства).
2. Резкое снижение в 2015 году коэффициента финансовой санкции по коду дефекта «3.13 Невыполнение по вине медицинской организации обязательного патологоанатомического вскрытия в соответствии с действующим законодательством» в размере 30% стоимости тарифа – «крупный прорыв» в создании условий для избегания ответственности медицинской организацией. Это нововведение ассоциировано с установлением коэффициента 90% для дефекта, именуемого «3.14. Расхождение патологоанатомического и заключительного клинического диагноза II-III категории». Главным врачам предложен универсальный «рецепт»: если за расхождение диагнозов следует санкция в 90 % стоимости, то ее можно избежать, отказавшись от проведения даже обязательного вскрытия трупа. Этот рецепт носит не сиюминутный характер – избежать санкции в системе ОМС, этот рецепт имеет долгосрочную цель: если нет результатов вскрытия трупа, то и предъявление претензии родственниками пациента будет очень осложнено, доказать им что-либо в суде вряд ли удастся в отсутствие морфологического диагноза.
Но есть и другая сторона у этой медали на мундире менеджера здравоохранения: в отсутствие результатов патологоанатомического вскрытия трупа легко переложить ответственность с одного врача на другого, не виновного, а менее лояльного. Это достигается всего лишь вынесением решения врачебной комиссии…, т.е. приданием решению руководства медицинской организаций (управления здравоохранением) некоего общественного коллегиального решения.
Таким образом, победа медицинского менеджера неоспорима: она смогла предоставить в руки своих членов, руководителей медицинской организации, мощное оружие по устранению неугодных и неудобных врачей. Такой прорыв – существенная помощь руководству субъектов РФ – безболезненный отказ от патологоанатомического вскрытия – реальная возможность улучшить статистические показатели в борьбе за «исполнение» указов Президента РФ, остановиться на субъективных комиссионных клинических формулировках причин смерти, снизить показатели смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в регионе и стране. Для реализации этого достижения требуется всего лишь заседание врачебной комиссии, которая комиссионно установит причины смерти пациентов без существенных для региона затрат на дорогостоящие патологоанатомические вскрытия.

3. Важнейшим «достижением» медицинского менеджмента является установление в 2015 году сниженной финансовой санкции в 40% за медицинскую помощь, приведшую к ухудшению состояния пациента (коды дефектов 3.2.3 и 3.3.2). Ухудшение состояния пациента связано во многом с необеспеченностью медицинской организации кадрами, инструментальным и лабораторным оборудованием, отсутствием необходимых реактивов и лекарственных препаратов. В свою очередь необеспеченность медицинской организации всем требуемым для достижения качества медицинской помощи (реализация требований п. 21 ст. 2 Закона РФ № 323-ФЗ: «своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения, степень достижения запланированного результата») – это не вина медицинской организации, а - ее беда! А, как известно, терпящим бедствие надо помогать. Есть и обратная сторона медали в данной норме финансовой санкции – установление равноправия в здравоохранении между медорганизациями: медицинские организации, не имеющие средств для своевременной и правильной диагностики и лечения заболеваний пациентов, получают малую финансовую санкцию, но продолжают работать, а медицинские организации, располагающие всем необходимым и не допускающие таких дефектов, перелечивают пациентов с возникшими при первой госпитализации осложнениями, за что и получают также средства ОМС.

4. «Прорывным достижением» реализации принципа пациентоориентированности следует признать и установление коэффициента финансовой санкции по кодам 3.4 и 3.5 за преждевременную выписку недолеченного пациента, требующую и приведшую к повторной госпитализации, 50% стоимости тарифа. Это - «серьезный вклад» в борьбу с «финансовым игом страховых компаний». Утверждение финансовой санкции с коэффициентом 50% от стоимости страхового случая за преждевременную выписку недолеченного в стационаре больного домой – это реальная серьезная возможность медицинской организации заработать как минимум в 1,5 раза средств ОМС больше! Медицинская организация при форме оплате по КСГ болезней, выписывая преждевременно недолеченного пациента домой, имеет возможность на эту койку госпитализировать следующего больного, за которого также получит полный тариф по КСГ-болезней. Принимая во внимание, что только 8% стационарной помощи подвергается экспертизе СМО, применение финансовой санкции к медорганизации сводится к минимуму (90% случаев оказания медпомощи не подвержены санкции), а экономическая привлекательность становится грандиозной. Тем самым, происходит серьезная «интенсификация медицинского труда» за счет здоровья пациента, обеспечены увеличение объема средств медицинской организации и стимулирующие выплаты медицинскому персоналу!
Дополнительную выгоду от «долечивания» преждевременно выписанного больного получит другой стационар или амбулаторно-поликлиническое учреждение, которые будут осуществлять долечивание за счет средств ОМС. Особенное значение данное решение будет иметь для материального стимулирования сотрудников инфекционных отделений, т.к. преждевременная выписка недолеченного инфекционного больного принесет серьезные дивиденды от поступления новых инфицированных пациентов, создаст загруженность коек инфекционного отделения или повысит стимулирующие выплаты инфекционисту поликлиники.
Конечно, указанное решение имеет свои издержки, которые не идут ни в какое сравнение с получаемыми медицинскими организациями материальными выгодами:
- некие «неудобства» для недолеченного пациента выйти на работу (медицинский садизм);
- возникновение, но только в отдаленной перспективе, хронических заболеваний после преждевременной выписки;
- низкая частота привлечения лечащего врача, осуществившего преждевременную выписку недолеченного больного к уголовной ответственности за причиненный вред жизни и здоровью пациента.

5. Важнейшим вкладом в реализацию пациентоориентированности является установление в 2015 году пониженного коэффициента финансовой санкции за непрофильную госпитализацию (код дефекта 3.8) в 60% стоимости помощи - непрофильная, значит, бесполезная, при которой «никогда не вылечат», ненужная и вредная тем, что теряется время на излечение в профильной медорганизации. Но вкупе с малым числом подвергаемых экспертизе случаев госпитализации (90% не подвергается) этой низкой финансовой санкцией достигается реальное решение проблемы по выплате заработной платы медицинским работникам, которые «непрофильно не вылечили, но «старались», а также возможность заработать другой медорганизации, в которую пациент «вправе» поступить для лечения уже по профилю имеющегося у него заболевания, как говорится, и волки сыты, и овцы целы.
Вот такая получается для нас – пациентов - «пациентоориетированность» не на бумаге….

Надежда
Алексей,а как быть с Вашей,как пациента,ответственностью? Большинство пациентов не следят за своим здоровьем,обращаются за мед.помощью несвоевременно,не соблюдают данные при выписке рекомендации,сами назначают и отменяют лекарственные препараты, 10летиями не проходят диспансеризацию? Итог перечисленного-хронизация заболевания,рост онкологических заболеваний и удорожание мед.затрат! По моему мнению,из цепи мед.организация-пациент-СМО-надо убрать последнее и провести наконец нормальное реформирование здравоохранения,которое устроит и врачей и пациентов. Но,увы,наш минздрав в этом не заинтересован,поэтому врачи и пациенты по разные стороны баррикад.

Партнеры

Яндекс.Метрика