Пульмонолог рассказал о рисках развития бронхиальной астмы после коронавируса

22.08.2022
08:10

В популяциях с высоким уровнем распространения коронавирусной инфекции чаще отмечается распространение бронхиальной астмы (БА). Это может свидетельствовать о том, что COVID-19 провоцирует астму, рассказал врач-пульмонолог высшей категории Сергей Бабак. По его словам, у пациентов с Т2-астмой1 и не Т2-астмой при инфицировании коронавирусной инфекцией существуют предпосылки к тяжелому течению COVID-19, а также высокие риски повреждения легких и смерти от любых причин2.

В мире распространенность БА — 348 млн человек, среди которых 36 млн имеют тяжелое течение заболевания. В России БА страдают 6,9% взрослых (более 1,2 млн человек) и 10% детей и подростков.

«Большинство пациентов с бронхиальной астмой являются аллергиками. На долю аллергической астмы приходится 76% больных, неаллергической — 12%, БА с поздним дебютом — 7%, БА с фиксированной обструкцией — 3%, БА у больных с ожирением — 2%»3, — рассказал Бабак.

Основными целями терапии бронхиальной астмы, по словам эксперта, являются контроль симптомов (болезни) и минимизация риска обострений БА. Рассказывая о подходах к лечению, профессор уточнил, что при легкой БА пациент может лечиться самостоятельно, принимая комбинированные лекарственные препараты группы ИГКС/ДДБА (в пределах 8 ингаляций, если ингаляций требуется больше, то это уже нелегкая БА) для купирования респираторных симптомов.

Для лечения нелегкой БА стратегия предусматривает регулярный прием ИГКС/ДДБА в строго отмеренной дозе (низкая, средняя или высокая) с возможностью купирования приступов той же комбинацией ИГКС/ДДБА. Только в случаях регулярного использования ультрапролонгированных комбинаций 24-часового действия возможно применение КДБА (короткодействующих β2-агонистов) для купирования удуший.

«Что же касается пациентов, перенесших коронавирус, тут важно не пропустить момент, когда воспалительный процесс может хронизироваться. Особенностью COVID-19 является то, что возможно формирование «постковидного синдрома» — фазы болезни, при которой более 12 недель у пациента присутствуют симптомы COVID-19 (в виде усталости, мышечной слабости, болей в суставах, одышки, кашля, беспокойства, депрессии, нарушении сна, когнитивных нарушениях [мозговой туман], головных болей, сердцебиения, болей в груди) без возможности альтернативного их объяснения», — отмечает Бабак.

«Возможность длительного течения COVID-19 доказана и получила название Long COVID-19. Более того, сохранение у пациента к шестому месяцу наблюдения симптомов болезни требует принятия клинического решения. Установлено, что основными могут стать респираторные одышка в быту (52,4%), затрудненное дыхание (47,6).4 Таким образом, болезнь не проходит бесследно, оставляя большую группу симптомов, требующих обследования и уточнения», — рассказал профессор.

Стратегия лечения при постковидном синдроме, как и в случае с выявленной бронхиальной астмой, должна быть направлена на улучшение вентиляции легких, продолжение нутритивной поддержки, повышение общей физической выносливости, коррекцию мышечной слабости и нарушения сна, отказ от табакокурения, если пациент курит. Данная стратегия в целом является основой профилактики и лечения многих хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ).

Бабак отметил, что стратегия сохранения популяции, населения любого государства, связана с тем, что мы должны понять, как научиться предупреждать развитие хронических заболеваний. Эксперт напомнил о концепции снижения вреда (Harm reduction) — подходе к сохранению здоровья, нацеленному не на запрещение вредного для здоровья поведения, а на уменьшение вредных последствий и изменения поведения на более безопасное. Одним из важнейших факторов риска для здоровья является табакокурение. Стратегия снижения вредного воздействия табака предусматривает полное прекращение пациентом табакокурения с привлечением для этого специалистов, отметил врач-пульмонолог.

«При этом нужно понимать, что только малое количество пациентов (≈ 10%), несмотря ни на что, не прекратят курить, поскольку являются «зависимыми от никотина» (имеют болезнь). В данном случае снижения вредного воздействия от продуктов горения табака возможно достичь, если такие пациенты переключатся на менее вредную альтернативу сигаретам. Например, на бездымные альтернативные продукты. Продукция не исключает риски для пациента, но они, вероятно, меньше, чем от курения обычных сигарет», — подчеркнул профессор.

Бабак также сослался на доклад ВОЗ: «Если значительное большинство курильщиков табака, которые не могут или не хотят отказаться от курения, незамедлительно перейдут на какой-либо из альтернативных источников доставки никотина, представляющих меньше опасности для здоровья, и в конечном счете откажутся от его употребления, это будет существенным достижением в области современного здравоохранения…».5

1. Развитие неконтролируемых персистирующих симптомов бронхиальной астмы обусловлено особым типом воспаления, которое называют воспалением 2-го типа или Т2-воспалением (от англ. Type 2).
2. Skevaki C, Karsonova A, Karaulov A, Xie M, Renz H, Asthma-associated risk for COVID-19 development. J Allergy Clin Immunol. 2020 Dec; 146 (6):1295—1301.
3. Система поддержки принятия врачебных решений. Пульмонология. Клинические протоколы лечения. Составители А.С.Белевский, С.Н.Авдеев и др.- ГБУ НИИСЭММ.
4. Huang C, Huang L, Wang Y, Ren L etc. 6-month consequences of COVID-19 in patients dischsrched from hospital: a cohort study. Lancet 2021 Jan 19;397 (10 270). NCD Countdown 2030 collaborators: worldwide trends in non-communicable disease mortality and progress towards Sustainable Development Goal target 3.4 Lancet 2018 Sep 22; 392 (10152):1072—1088.
5. Доклад ВОЗ FCTC/COP/7/11 (август 2016).

Материал партнера: PMI Science

Компании
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.