«Европейская клиника» – новый этап развития

29.11.2018
706

Государство заявило о готовности вкладывать миллиарды рублей в борьбу с онкологическими заболеваниями. Как эти планы отразятся на рентабельности коммерческих специализированных клиник, какие задачи ставят перед ними учредители и как частной онкологии удается сохранять высокие стандарты лечения и при этом зарабатывать, порталу Medvestnik.ru рассказал Генеральный директор и Член совета директоров «Европейской клиники» Хвича Акубардия.

Акубардия Хвича Гурамович

Генеральный директор Московского онкологического центра «Европейская клиника»

­­– Хвича Гурамович, что собой представляет сегодня «Европейская клиника»? В чем ее отличие от государственных и частных онкоклиник?

– «Европейская клиника» основана в 2011 году, и на тот момент была первой в России частной специализированной онкологической клиникой. С тех пор неоднократно модернизировалась: расширялся стационар, появлялись дополнительные операционные, вводилось в эксплуатацию современное оборудование для диагностики и лечения пациентов.

«Европейская клиника» действительно существенно отличается как от государственных, так и от других частных медучреждений онкологического профиля. С самого начала мы выбрали определенную нишу, в которой успешно работаем. Основная специализация нашей клиники – оказание помощи пациентам, страдающим онкологическими заболеваниями на поздних стадиях, которым также требуется паллиативная терапия. Подавляющее большинство частных онкоклиник предпочитают не заниматься такими сложными пациентами, поскольку это и определенный подход, и определенные риски. Если же говорить о государственных специализированных лечебно-профилактических учреждениях, есть онкоцентры разного уровня, в том числе и весьма достойные, но отмечу, что в нашей стране до сих пор потребности в подобного рода услугах закрыты лишь на 15% и доступность квалифицированной медицинской помощи очень и очень слабая. Часто к нам попадают пациенты, которым отказали везде – и в государственных, и в частных клиниках, и мы стараемся помочь каждому из них.

Мы тесно сотрудничаем с ведущими зарубежными центрами, специализирующимися на диагностике и лечении злокачественных опухолей, участвуем в различных профильных мероприятиях и перенимаем передовой мировой опыт. Это позволяет нашим специалистам применять международные протоколы диагностики и лечения, а нашим пациентам – получать квалифицированную медицинскую помощь, не выезжая за рубеж. В «Европейской клинике» используются современные хирургические, химиотерапевтические и интервенционные методы лечения, новейшие методы органосохраняющего лечения и паллиативной хирургии. Также здесь проводится лечение соматических патологий различного генеза, которое, например, не входит в нормативы ОМС.

Вы относительно недавно возглавили медучреждение. Какие задачи ставят перед вами учредители?

– Да, действительно, в должность я вступил чуть более трех месяцев назад, но отмечу, что уже сегодня можно говорить об определенных преобразованиях, произошедших в «Европейской клинике». В первую очередь это касается структурирования всех внутренних процессов. С моим приходом в клинике началась смена управленческой команды: мы значительно усилили все бизнес-блоки, включая медицинский. Новая команда менеджмента – это амбициозные профессионалы, ориентированные не на процесс, а на результат. И это именно то, что сегодня необходимо, чтобы реализовать поставленные задачи в рамках новой стратегии.

Меняется подход к лечению и к пациентам, активно разрабатываются новые продукты. Так, в скором времени будут внедрены пакетные предложения для разных категорий пациентов с фиксированным набором услуг и фиксированной ценой. Для чего мы это делаем? Хотим сделать ценообразование максимально прозрачным для пациентов. Существует достаточно распространенное мнение, что частные клиники намеренно увеличивают средний чек, навязывая дополнительные услуги. Пакетные предложения дадут пациентам уверенность в том, что никоим образом им не будут назначены ненужные и избыточные процедуры, а также они помогут планировать затраты на лечение.

Основные задачи, которые поставлены акционерами, – это повышение уровня удовлетворенности пациентов, увеличение финансовых показателей и инвестиционной привлекательности клиники. Стратегическая задача – занять лидирующие позиции в премиальном сегменте рынка. Мы как раз завершаем формирование нашей стратегии на 2019 год, и планы стоят весьма амбициозные.

– То есть цели не только финансовые?

– «Европейская клиника» под моим руководством будет развиваться сразу в двух плоскостях, повышая качественные и количественные показатели. Говоря о качестве, я подразумеваю как медицинские, так и сервисные процессы. В клинике проводится стандартизация и реинжиниринг всех бизнес-процессов, внедряется система менеджмента качества. На выходе мы хотим получить существенный прирост уровня удовлетворенности пациентов.

Также, в соответствии с поставленными задачами, прорабатываются варианты развития бизнеса как в Москве, так и в регионах. Мы периодически получаем предложения от инвесторов о реализации совместных проектов, что свидетельствует о заинтересованности и потребности рынка в услугах «Европейской клиники». В любом случае планируется развитие в формате специализированных онкологических центров с глубокой экспертизой в сегменте паллиативной терапии и медицинской помощи пациентам с диагностированными онкологическими заболеваниями на поздних стадиях. Нами накоплен богатый опыт, местами уникальный, и, конечно, мы будем использовать свои конкурентные преимущества при реализации стратегии развития.

– Как удается наращивать выручку?

– Обладая небольшими площадями, но при этом работая в достаточно узкой и востребованной нише, клиника обеспечивает хороший возврат на инвестиции. Это удается благодаря сочетанию целого ряда факторов и ноу-хау: планировочные решения здания клиники, тщательное планирование пациентопотока и диверсифицированная стратегия продвижения услуг. Мы наращиваем выручку за счет внедрения новых каналов привлечения пациентов и новых методов продвижения. Активно работаем с партнерами, причем как с российскими, так и зарубежными. Развиваем новые форматы партнерства, например, нередко зарубежные клиники передают нам пациентов для прохождения поддерживающей терапии, и это очень удобно для пациентов. Также разрабатываем и внедряем новые продукты и услуги, внимательно смотрим на рынок телемедицины, работаем над повышением лояльности пациентов. Помимо прочего, мы плодотворно работаем по программам ДМС с ведущими страховыми компаниями, входящими в ТОР10, а также с крупными корпоративными клиентами. Такой сбалансированный подход к формированию пациентопотока позволяет нам успешно нивелировать сезонные колебания и прочие внешние факторы и генерить выручку в соответствии с запланированными показателями.

– Мощности «Европейской клиники» довольно скромны — всего 42 койко-места. Как в таких условиях удается оказывать помощь всем желающим?

– У нас действительно не такой большой стационар, но стандартизация и оптимизация внутренних процессов, а также лучшие мировые практики позволяют использовать каждый квадратный метр клиники с максимальной пользой. Отмечу, что международный опыт изначально был заложен в концепцию клиники и активно использовался при ее строительстве и модернизации. Помимо стационара «Европейская клиника» предлагает также и амбулаторные услуги с краткосрочным пребыванием продолжительностью до 3 часов. В целом загрузка клиники достаточно высока, запись пациентов мы ведем на несколько недель вперед.

Многие клиники стремятся всеми силами наращивать средний чек, «Европейская клиника» придерживается иной стратегии. Мы не гонимся за высоким средним чеком, это в принципе неправильно в медицине и совсем некорректно по отношению к пациентам, тем более таким, как наши. Сегодня мы работаем над увеличением оборачиваемости коек в стационаре и допускаем при этом некоторое снижение среднего чека. Активно развиваем хирургию, сотрудничаем с ведущими хирургами России для загрузки наших операционных, рентгеноэндоваскулярной и общехирургической, которые оснащены в соответствии с международными стандартами.

– Недавно кто-то из пациентов оставил на нашем портале комментарий такого содержания: пока были деньги лечился в частной онкоклинике, идти в государственную медицину – это как на раннюю смерть. В чем тут, на ваш взгляд, проблема? Почему при огромном объеме бюджетных средств, выделяемых на лечение ЗНО, государственная онкосистема неэффективна?

– Мне бы не хотелось говорить о тотальной неэффективности государственной системы здравоохранения в области онкологии. Все же в этом направлении делается многое как самим государством, так и различными негосударственными организациями, например, благотворительным фондом помощи хосписам «Вера». Это огромный объем работы,и, если говорить о паллиативной помощи, за последние годы сделан большой шаг вперед. Есть определенные проблемы, связанные в первую очередь со статистикой и информированностью людей. Государственные программы формируются, исходя из статистических данных, а эти показатели сильно разнятся. Например, в паллиативной помощи в России, по различным оценкам, нуждается от 600 тыс. до 1,3 млн человек. Как при такой статистической погрешности можно построить действительно работающую систему?

Что касается информированности – здесь дела также обстоят не лучшим образом. Многие больные не знают о своем праве на паллиативную помощь и обезболивание, не знают, куда обратиться. Не в последнюю очередь это связано с тем, что информирование здесь приравнивается к пропаганде наркотиков, и многие врачи просто боятся касаться темы обезболивания.

Для создания системы паллиативной помощи только финансирования недостаточно. Очевидно, что нужен комплексный подход, включающий постановку сбора достоверной статистики, программы по подготовке квалифицированных кадров и информированию населения и многое другое. Я бы не сказал, что частные онкологические клиники – это однозначно хорошо, а государственная медицина – однозначно плохо. Все гораздо сложнее. Есть множество замечательных врачей в государственных онкоцентрах, оборудованных по последнему слову техники. Есть достаточно сильные игроки среди частных клиник. Есть также возможность лечения за рубежом. Здесь прежде всего нужно говорить о доступности квалифицированной медицинской помощи: в государственных ЛПУ есть определенные квоты, говоря о коммерческой медицине, есть финансовая составляющая и т.д. Пациенту крайне важно попасть в правильные руки – к врачу, который обладает экспертизой именно по его заболеванию, и попасть вовремя – пока еще не стало слишком поздно.

– Есть ли у вас прогнозы по развитию рынка частной онкологии в России? Не опасаетесь конкуренции?

– В последние несколько лет рынок частной онкологии в России заметно активизировался. Если в 2011 году «Европейская клиника» была единственным игроком на рынке частной онкологии, по крайней мере в формате специализированной клиники, то в 2018 году практически все заметные частные ЛПУ, в том числе сетевые, запустили онкологическое направление. Конечно, большинство этих клиник находится в Москве, но отмечу, что Московский регион – это только порядка 20–25% рынка, и существует высокий потенциал регионального развития.

С учетом актуальной статистики, которая говорит о том, что число онкобольных растет, коммерческая онкология будет развиваться все интенсивнее. Государство также все активнее стремится решать проблемы онкологии, заметно существенное увеличение финансирования этого направления, реализуются различные целевые программы и приоритетные проекты, поэтому не исключено и появление каких-то интересных проектов государственно-частного партнерства. Мы приветствуем конкуренцию, поскольку она заставляет нас двигаться вперед и продолжать развитие. Конкурентов мы не опасаемся, поскольку «Европейская клиника» – это уникальный формат и востребованные услуги, а кроме того – это огромный опыт и экспертиза.

– К сожалению, не все болезни излечимы, и в ряде случаев приходится обращаться к паллиативной медицине. Сейчас власти уделяют много внимания этому направлению, принимаются поправки к закону об охране здоровья. Что вы можете сказать о реальной стоимости паллиативного лечения: сопоставимые ли средства выделяются на него в России по сравнению с другими странами?

– Вы правы, не всякое заболевание современная медицина в состоянии излечить, но паллиативная помощь позволяет продлить жизнь пациенту и существенно улучшить ее качество. Власти действительно уделяют много внимания этому направлению, как законодательно, так и в контексте финансирования. Как я уже говорил, финансирование – очень важная составляющая, но не единственная, если говорить именно о государственной системе здравоохранения. Ключевое слово здесь – система. Не всегда корректно сравнивать стоимость услуг в России и в других странах, поскольку себестоимость некоторых составляющих может существенно отличаться. Что касается стоимости паллиативного лечения – это очень индивидуальный показатель, который складывается из таких компонентов, как продолжительность пребывания в палате, план лечения, сложность заболевания пациента.

Присоединяйтесь!

Самые важные новости сферы здравоохранения теперь и в нашем Telegram-канале @medpharm.

Партнеры

Яндекс.Метрика