В зоне риска - пожилые

26.02.2018
2084

В чем особенности диагностики и лечения рака поджелудочной железы, а так же кто попадает в зоны риска рассказал порталу Medvestnik.ru старший научный сотрудник отделения клинической фармакологии и химиотерапии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России Илья Покатаев

Покатаев Илья Анатольевич

Кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отделения клинической фармакологии и химиотерапии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России.

– Илья Анатольевич, как быстро развивается онкологический процесс в поджелудочной железе по сравнению с другими видами онкологии? Действительно ли при раке поджелудочной железы скрининговые программы не эффективны и заболевание в основном диагностируется на поздних стадиях?

– Коварство этого заболевания в том, что на ранних стадиях рак поджелудочной железы протекает всегда бессимптомно, и поэтому оно диагностируется чаще всего на третьей или четвертой стадии, когда процесс уже достаточно распространен. Иногда о заболевании пациенты узнают случайно, когда лечащий врач замечает узел в поджелудочной железе на МРТ или КТ. В более частых случаях пациенты обращаются к врачу уже с желтухой, если опухоль распространилась на желчные протоки.

Помимо желтухи и болевого синдрома я рекомендую обращать внимание на потерю массы тела и нарушение толерантности к глюкозе. Сахарный диабет может свидетельствовать о возникновении опухолевого процесса в поджелудочной железе.

Заболеваемость действительно растет, и главная причина – это возраст нашего населения, которое дольше живет и стареет. Все-таки рак поджелудочной железы – это заболевание старшего возраста, и в среднем диагноз ставится пациентам по достижении 60 лет. Чем больше людей доживают до этого возраста, тем выше риск онкологии и тем больше мы видим случаев его возникновения.

– Какие заболевания в анамнезе могут привести к раку поджелудочной железы (острый и хронический панкреатит и т.д.)? Какие есть еще факторы риска, влияющие на развитие рака поджелудочной железы? Как понять, что пациент находится в высокой группе риска?

– Ведением таких больных, которые находятся в зоне риска, занимаются гастроэнтерологи, медицинские генетики. Они разрабатывают индивидуальные программы скрининга в случае наследственной предрасположенности. В западных странах этим занимаются врачи общей практики, но в РФ, к сожалению, они мало информированы о таких программах.

Главный фактор риска – это наследственная предрасположенность, в частности, наследственные синдромы, которые обуславливают возникновение рака поджелудочной железы с высокой долей вероятности. Это синдром Пейтца – Егерса, синдром Линча; синдром, связанный с наследованием мутаций в генах BRCA1 и BRCA2. Это синдром семейного рака поджелудочной железы, когда ген, обуславливающий развитие этого вида рака, не выявлен, но известно, что два близких родственника, например отец или брат, болели раком поджелудочной железы. Такая предрасположенность означает, что у здорового человека повышен риск возникновения этого вида онкологии и ему рекомендуется программа скрининга. Для синдрома Пейтца – Егерса скрининг рекомендуется проводить начиная с 40 лет, для других пациентов – с 50 лет. Остальные факторы риска вторичны и включают в себя сахарный диабет, нарушение диеты, курение, наличие хронического панкреатита, ожирение, низкую физическую активность. Повторюсь, что их значение намного меньше, чем при наследственных синдромах, способствующих развитию рака поджелудочной железы.

Отдельно можно выделить фактор, касающийся нашей страны, – недостаток витамина D, то есть недостаточную инсоляцию россиян. По некоторым данным, люди, которые подвержены меньшему количеству солнечного облучения, имеют риск развития рака поджелудочной железы в восемь раз выше, чем люди, которые живут в южных странах.

Какие необходимо провести исследования для подтверждения диагноза РПЖ? Возможно ли заподозрить онкологическое заболевание на ранней стадии?

– Основное исследование – это биопсия. Без подтверждения диагноза лечение не назначают. При явно выраженных признаках на КТ или МРТ без биопсии идут на операцию. Дальнейшее лечение возможно после гистологии удаленного на операции материала. 

Кроме того, пациентам делают рентген грудной клетки, чтобы исключить метастазы в легких. Также обязательно гастродуодено- и изофагоскопия, чтобы оценить распространенность первичной опухоли. Также необходима серия анализов крови. Это делается для уточнения диагноза и оценки распространенности онкологического процесса.

– Каковы тактика ведения пациентов с РПЖ, современные возможности терапии? Какие существуют варианты терапии в России?

– Лечение на первой или второй стадии, как правило, начинается с выполнения радикальной операции, которая должна быть дополнена профилактической послеоперационной химиотерапией. Если речь  идет о более распространенном процессе, когда опухоль вовлекает крупные сосуды, проходящие в этой зоне, то лечение начинается с так называемого индукционного этапа, включающего в себя химиотерапию и иногда лучевую терапию, чтобы уменьшить размер опухоли и сделать операцию возможной.  При четвертой стадии, когда выявлены отдаленные метастазы в печени, легких, проводится только химиотерапия. Ее задача – максимально продлить жизнь пациенту.

Что делать пациенту, если поставлен такой диагноз?

– После окончания лечения важно наблюдаться, чтобы не допустить рецидива, раз в два-три месяца. Необходимо восстановить работу желудочно-кишечного тракта: пациенты должны адекватно питаться, восстанавливаться после операции и возвращаться к норме своего веса.

Никакой специальной программы реабилитации мы не рекомендуем, однако в качестве поддерживающей терапии пациенты могут принимать ферменты поджелудочной железы и препараты,  стимулирующие моторику ЖКТ.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь

Партнеры

Яндекс.Метрика