Без пяти минут врачи

05.05.2017
17888

Эксперты Фонда профилактики рака сообщили об ужаснувших их результатах конкурсных испытаний кандидатов в проект Высшая школа онкологии (ВШО). Более-менее удовлетворительно с заданиями второго этапа справились только 15 человек из 222.

Большинство соискателей не смогли дать правильные ответы даже на самые простые вопросы по неотложной медицинской помощи. Или отвечали так, что возникало обоснованное сомнение в их способности работать с реальными пациентами, рассказал порталу Medvestnik.ru исполнительный директор Фонда профилактики рака Илья Фоминцев.

Вопрос на засыпку

Накануне организаторы пообщались по видеосвязи с примерно 50 лучшими конкурсантами. Многие из них утверждали, что углубленно изучали онкологию, поскольку хотят работать именно в этой области медицины. И тут Ростислав Павлов (один из 9 стипендиатов ВШО прошлого года) внезапно задал простейший вопрос: чем отличается саркома от рака. «Мы не ждали знания глубин молекулярной биологии. Но на этом вопросе засыпался первый же человек. Я был так фраппирован, что стал задавать его всем, и еще около 25 человек не знали ответа. Говорили, например, что саркома - это опухоль мягких тканей, а злокачественные опухоли кости - это рак, потому что кость - не мягкая ткань. Лучшие 50! Из 350», - удивляется Илья Фоминцев

Еще один из конкурсантов при решении задачи по выведению пациента из состояния фибрилляции желудочков сердца вместо реанимационных мероприятий предложил общий анализ мочи. «То есть мы увидели, что это люди, которых на самом деле просто нельзя допускать до пациентов, при том, что половина из них - интерны или ординаторы первого года, а другие - студенты шестого курса. Но по уровню знаний они даже до медсестры не дотягивают, несмотря на средний балл 4,5 и всяческие дипломы за победы в каких-то там олимпиадах и прочие достижения», - сетует Илья Фоминцев.

Он уверяет: от соискателей не требовали демонстрации узких, специализированных знаний. В тест были включены только задачи на базовые клинические знания, которыми в принципе должен владеть любой врач. Вопросы по онкологии не включались просто по той причине, что без пяти минут врачи идут этой самой онкологии учиться. Как правило, не соответствовал заявляемому в анкетах и уровень знания английского языка.

Формализм – налицо

По мнению организаторов, подобная история – отличная иллюстрация реального качества медицинского образования в России. А также в странах бывшего постсоветского пространства, ведь 20% участников конкурса - жители бывших советских республик. «Но они же не виноваты, просто их так научили. Налицо формализм в подходах к обучению, причем если кто-то думает, что где-нибудь в Таджикистане образование хуже, то это не так, оно такое же», - уверяет Илья Фоминцев.

Мало того, что сами задания были несложными, не контролировалась также «помощь, друзей, родственников, гугла». Тогда как, например, американский экзамен USMLE сдается под камерами в специальных центрах. И задания там несопоставимо сложнее. «То есть мы создали им зефирные условия, и они не смогли ничего сделать», - констатируют организаторы.

Сами участники тоже подтверждают, что задания сложными не были. «Задачи составлены очень хорошо, нет ничего лишнего, правда, поэтому немного сложно выбрать 4 заболевания. Больше затруднений вызвала и отняла времени тактика - вроде бы знаешь, что делать, но возникает вопрос, что именно делать в первую очередь. С нетерпением жду разбора ошибок», - высказалась одна из участниц тестирования Ольга Маторина.

В итоге для участия в третьем туре отобраны действительно качественно подготовленные 20 человек, из которых в ВШО окажутся 8 или 9 соискателей. По итогам конкурса они получают полностью оплаченное обучение в ординатуре НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова по специальности «онколог», множество дополнительных курсов и гарантированное трудоустройство по специальности по окончании обучения.

С тем, что качество отечественного медицинского образования надо улучшать по многим позициям, ранее соглашались многие эксперты. «Во Франции, чтобы работать в больнице просто практикующим врачом, нужно после пяти лет медицинской школы пройти четыре года интернатуры и год отработать в лаборатории. У нас, как известно, достаточно окончить институт, отучиться год в интернатуре и работать с ответственностью за больного. Поэтому медицинское образование у нас очень формальное, основано на старых учебниках, и, кроме того, отсутствует непосредственная работа с пациентами и на всяких симуляционных тренажерах, что очень важно, в том числе для оказания медицинской неотложной помощи», - подтвердил порталу Medvestnik.ru заместитель директора Федерального центра детской гематологии, онкологии и иммунологии Алексей Масчан. В качестве примера он привел собственный центр, указав, что на протяжении последних 15 лет из 15 соискателей, выпускников ординатуры, по качеству подготовки на работу в детской онкологии могут претендовать в лучшем случае двое, практически нет свободного владения английским языком. При этом Минздрав почему-то продолжает идти по пути сокращения длительности последипломной подготовки, а не наоборот.

Комментарии 10

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Эдуард
Качество врачей всегда зависит от запроса общества. Во всём мире на скорой работат парамедики и только у нас фельдшера даже врачи, сразу возникаетвопрос, неужели настолько различны их функции? С участковыми врачами та же ситуация, если на селе достаточно фельдшера ФАПа, то зачем в городах на участке врач-терапевт высшей категории остаётся загадкой.
Вывод конечно не радужный, в России не требуеся лечения, главное проведение различных обследований и анализов
Михаил Евгеньевич
Друзья, вопрос в мотивации учащихся и текущем контроле знаний. Мотивация выбора профессии часто не сопоставима со способностями учащихся. Известно, что базисный уровень знаний у многих студентов низкий. Повторное проведение теста ЕГЭ на втором курсе показывает ниже 60%. В процессе подготовки специалистов заведующие нередко ради сохранения доходности кафедры отделываются проведением пустых тестовых заданий. Учащиеся подходят к аттестации с пустым багажом знаний. Сокращение учебных клинических баз Университета ограничивает возможность освоения умений и навыков. Хорошо, если будущий специалист совмещает работу в оснащенном современной техникой ЛПУ. Однако, часто умения вырабатываются на пересказывании методических пособий. Здесь следует обратить особое внимание на курацию будущего специалиста доцентом из числа практикующих врачей и исключить поточный способ подготовки будущих специалистов по 10-20 на занятии. Молодое поколение отличается живостью ума и стремлением освоить рациональные способы зарабатывания денег. Необходимо помочь им перестроиться на ближайшие задачи в достижении их целей. Учиться у постели больного. Вырабатывать навыки непосредственного обследования и клинического мышления.
Тимофей Валерьевич
Коллеги, наши молодые врачи и выпускники не хуже нас с вами. Давно идут дискуссии по поводу слабой подготовки студентов, но это не так. Вспомните себя, вспомните наших наставников. Правда у нас было больше мотивации и не было ложных идеалов. Вопрос опыта, ну это другая тема.
Светлана Викторовна
Ну наконец-то, хоть где-то стали набирать в ординатуру по конкурсу, а не за деньги и по блату.
Roman
Мед инст + 1 год интерн ... ответственность за пациента при никаком опыте работы с пациентами???!!! Это нонсенс! В мелкобритании такие еще несколько лет ходят за пациентами под старшим врачом. Да платят поболее! Но ведь платим то мы за наше здоровье. Нет, не за здоровье пциентов, а за НАШЕ!

Наверное финальный выход должен быть как через игольное ушко, т.е. через экзамен с НЕЗАВИСИМОЙ экзаменационной комиссией. Лимит на количество попыток сдачи. Ну а за проколы выпускников с реальными пациентами навешивать минусы на экзаменаторов. Ясен пень минусы будут - у любого врача есть ошибки. Но суть не в количестве минусов у конкретного экзаменатора а в том как экзаменаторы выглядят в сравнении друг с другом. Статистические модели надо привлекать.
А еще - надо таки перенимать позитивный опыт у заграницы. Есть очень полезные моменты
Надежда Николаевна
Шутка: Не успела Англия выйти из Евросоюза, как сразу стала "мелкобританией". (Roman)
Roman
Да. Еще! Окончание мед института НЕ должно означать что выпускник станет врачом с независимой практикой - то есть получит отвественность за пациентов. Только экзамен у НЕЗАВИСИМОЙ комиссии.
Валерий Григорьевич
Проблема во многом обусловлена современной методикой обучения, нормальный живой разговор между преподавателем и студентом заменили тестированием, а что Вы тогда хотите от человека, он обучен отвечать на тесты, а не иметь широкое клиническое мышление, раньше его пытались воспитать, а сейчас к большому сожалению уже нет.
Елена Геннадьевна
Стоит исключить оплаты студентов преподавателям за экзамен! Необходимо повысить мотивацию педагога в донесении знаний студентам, а значит, повысить оплату труда! Затрады студента на оплату учебы сделать Прозрачными! Привести в порядок "стены" Вуза! И Вуа ля) продукт высшего качества на Выходе!
Федот
Директор Департамента медицинского образования и кадровой политики в здравоохранении Минздрава России Татьяна Семенова сообщила, что «будут четко разработаны критерии отстранения от профессиональной деятельности» www.medvestnik.ru/content/news/Tri-stupeni-k-me... .
Хотелось бы узнать у Т. Семеновой, войдет ли в перечень «критериев отстранения от профессиональной деятельности» такое нередкое явление в медицине как диссертационное мошенничество. Так, например, в Московском НИИ скорой помощи им. Склифосовского (СКЛИФ) с незаконным использованием полученных его сотрудниками научных материалов защитил докторскую диссертацию врач из Ярославской медакадемии (ЯГМА) В.Н. Малашенко. Другой врач из ЯГМА С.В. Козлов также незаконно использовал научные материалы из СКЛИФа при написании и защите кандидатской диссертации. Еще четверо врачей из Московского государственного медико-стоматологического университета и одна сотрудница СКЛИФа при защите своих липовых диссертаций также успешно воспользовались незаконно предоставленными им результатами научных исследований, проводившихся большим коллективом сотрудников СКЛИФа. А организатором нескольких из этих диссертационных афер была сотрудница СКЛИФа Т.С. Попова, незаконно передавшая (или продавшая?) аферистам результаты научных исследований, выполнявшихся сотрудниками НИИ полностью за счет бюджетного финансирования. С соответствующей информацией о диссертационном мошенничестве с незаконным использованием научных материалов из СКЛИФа можно ознакомиться в интернете на сайтах
porleon.livejournal.com и sites.google.com/site/vvvlas/professionallinks/...

Партнеры

Яндекс.Метрика