В ходе реорганизации никто не пострадал  

13.02.2018
599

Процессы слияния и поглощения не обошли стороной и медицинские, в том числе государственные учреждения. Один из таких примеров - Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии» им. В.П. Сербского Минздрава России. О целях и результатах проведенной реорганизации рассказывает главный врач и заместитель генерального директора медучреждения по лечебной и экспертной работе Константин Шаклеин. 

Шаклеин Константин Николаевич

заместитель генерального директора по лечебной и экспертной работе - главный врач Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского, к.м.н.

Тонкости дипломатии

- Константин Николаевич, какую цель преследовала реорганизация?

- Основной ее целью стала концентрация научных и клинических возможностей трех организаций, работающих в сфере психиатрии. Для этого, в соответствии с приказом Минздрава РФ, к Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского были присоединены ФГБУ «Московский научно-исследовательский институт психиатрии РФ» и ФГБУ «Национальный научный центр наркологии РФ». Такое укрупнение позволило нам стать ведущим медицинским учреждением нашего профиля в России.

- Как отнеслись к объединению  коллективы самостоятельных учреждений?

- Для них приказ о реорганизации стал полной и даже пугающей неожиданностью. Многие беспокоились, сложатся ли у них отношения с новым руководством, какой будет управленческая структура, не произойдет ли сокращение персонала. Кроме того, у всех клиник до реорганизации были свои главные врачи. Терять эти должности никто из них не хотел…

- Каким образом  удалось решить эти проблемы?

- Я провел встречи в новых для меня коллективах. Внимательно выслушав все сомнения работников, развеял их. Не скрою, в этом мне очень помогла министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, она лично объяснила сотрудникам целесообразность и перспективность слияния трех учреждений, а также отвечала на все их вопросы. Ее непосредственное участие в столь непростом организационном процессе, существенно снизило напряженность в коллективах. В результате на основании приказа Минздрава РФ и по поручению нашего директора Зураба Кекелидзе я возглавил комиссию по реорганизации.

И вот тут начался весьма непростой период переговоров с административными аппаратами присоединенных к институту организаций. Особенно напряженным оказалось взаимодействие с финансовыми и хозяйственными службами, а также отделами кадров. Комиссия проанализировала большой массив материалов и выявила ряд недостатков и нарушений в работе административных служб. Пришлось преодолевать и противодействие некоторых управленцев среднего звена, так как им очень не хотелось, чтобы на все недочеты в их работе был пролит свет.

В результате в личных беседах со мной все сотрудники (от санитаров до руководителей отделений) отметили исключительно положительные изменения, которые принесла реорганизация. Причем не только для медицинского учреждения, но и для каждого члена коллектива, и для пациентов, и для научных разработок. Мне удалось выстроить коммуникации таким образом, что сотрудники стали понимать - все их чаяния и нужды в максимальной степени учитываются. В их прежней профессиональной деятельности ситуация была далека от идеальной. Особенно в плане контактов администрации с рядовыми сотрудниками. Моя рабочая неделя состоит из постоянных поездок в филиалы, проведения на их территории совещаний, общения с персоналом.

- Какие должности заняли бывшие главврачи двух присоединенных клиник?

- Главный врач НИИ психиатрии стал зам. директора ФМИЦПН им. В.П. Сербского по научной работе, курирует направление по наркологии. Главный врач НИИ наркологии стал моим заместителем по медицинской части. Я очень рад, что в ходе реорганизации никто не пострадал. 

Лицом – к пациенту

- У россиян многие годы было не однозначное, а порой и крайне негативное отношение к психиатрии. Что изменилось в этой сфере к лучшему, а над чем еще нужно работать?

- Достижение последних лет - планомерная работа с родственниками больных. Сейчас и те, и другие стали равноправными партнерами в лечении и реабилитации. Совместные усилия существенно улучшили результаты лечения. Помогает и трудовая реабилитация. Так, у нас пациенты обучаются работе на типографском оборудовании. Таким образом они получают определенные навыки, которые помогут им в ресоциализации после лечения. 

В то же время мы укрепились во мнении, что нужно развивать внебольничную психиатрическую помощь. Для этого необходим тесный контакт лечебных учреждений с организациями социального обеспечения.

- Какими личными качествами должен обладать врач-психиатр?

- Врачом любой профессии должно двигать желание и готовность оказывать помощь пациенту. И психиатр не исключение, однако его должно отличать умение слушать больного, находить с ним взаимопонимание, выстраивать доверительные взаимоотношения. Когда речь идет о судебно-психиатрической экспертизе, врачам нашего профиля нужно уметь абстрагироваться от совершенного человеком преступления. Даже если оно было очень жестоким. В противном случае мы не сможем распознать психическое расстройство, которое могло спровоцировать преступника. Конечно, в диагностике и выявлении симуляции психического расстройства помогают различные лабораторные исследования, психологические тесты и шкалы. Но квалификация врача играет главную роль. 

Без диктатуры

- Какими мотивирующими рычагами вы пользуетесь для стимуляции лояльности персонала?

- Мы остались в программе по выполнению так называемых майских указов президента. Это позволяет получать определенные финансовые средства на повышение зарплат сотрудникам. Наше учреждение участвует в реализации мероприятий городской программы «Безопасный город». В связи с этим правительство Москвы предоставляет работникам центра меры социальной поддержки. Оказываем мы и платные услуги. Я курирую, контролирую и продвигаю это направление, чтобы с помощью внебюджетных денег не только развивать центр, но и повышать размер оплаты труда.

За счет учреждения мы направляем врачей на научные симпозиумы, конференции, съезды в России и за рубежом. ВОЗ приглашает и финансирует участие наших научных и клинических сотрудников в  своих мероприятиях. Существенной мотивацией является то, что наш центр – площадка для профессионального роста.

- В чем вы видите роль главного врача? 

- Он должен оптимально выстраивать систему управления. Важно и правильно делегировать полномочия, четко поставив задачи заместителям. Ведь у главврача масса обязанностей. Например, я принимаю участие в разработке нормативных правовых документов для всех ЛПУ России нашего профиля. В частности, Порядка производства судебно-психиатрической экспертизы.

Чтобы контролировать ситуацию, я постоянно общаюсь со всеми пятью заместителями, а также с зав. отделениями, врачами, медсестрами и санитарами во время посещений филиалов и обходов. Делаю это без «диктатуры», но с выстроенной системой контроля.

- Часто проводите совещания?

- Каждое утро у нас так называемая пятиминутка с дежурными врачами и врачами-консультантами. Ежедневно я заслушиваю доклад представителя нашей охраны, которая следит за теми, кто находится у нас на обследовании после совершения преступления. Главная медсестра рассказывает о работе среднего медперсонала. По мере необходимости провожу совещания с зав. отделениями. Без необходимости не отвлекаю их от работы, считаю, что встречаться нужно только по определенному поводу.

- Без конфликтов не обойтись в любом коллективе. Как в такой ситуации нужно поступать главврачу? 

- Возникающие у нас иногда конфликтные ситуации крайне редко принимают такую форму, чтобы ими нужно было заниматься главврачу. Чаще всего достаточно корректного вмешательства зав. отделением. Главврачу в такой ситуации лучше быть над конфликтом. Так можно сделать объективные выводы и принять правильное решение.

Присоединяйтесь!

Самые важные новости сферы здравоохранения теперь и в нашем Telegram-канале @medpharm.

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь

Партнеры

Яндекс.Метрика