ФМБА объяснило применение мефлохина у больных COVID-19

Эксклюзив
31.05.2020
12:45

ФМБА России уверяет в обоснованности применения противомалярийного мефлохина при лечении пациентов с коронавирусом. Ведомство утверждает, что активность препарата в отношении различных коронавирусов подтверждена in vitro, а также исследованиями на культуре клеток животных, проведенными совместно с Минобороны.

Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА) ответило на запрос Ассоциации организаций по клиническим исследованиям (АОКИ) относительно прозрачности КИ препаратов против COVID-19, в частности мефлохина. В ответе ведомства (есть в распоряжении «МВ») утверждается, что изучение активности препарата осуществляется в рамках «малоинтервенционального исследования с соблюдением принципов надлежащей клинической практики» и в соответствии с протоколами научного исследования, утвержденными независимыми этическими комитетами соответствующих организаций.

«Предположения о противовирусной активности препарата появились не на пустом месте. Так, при отборе препаратов для лечения SARS-CoV-2 (COVID-19 или 2019-nCoV) в первую очередь проводилось изучение препаратов, для которых ранее была установлена эффективность в отношении других заболеваний, вызываемых коронавирусами: тяжелого острого респираторного синдрома, вызываемого SARS-CoV (атипичная пневмония), и ближневосточного респираторного синдрома (MERS), вызываемого MERS-CoV, поскольку схожесть генотипов вирусов достигает 80%», — говорится в письме ФМБА.

Одним из отобранных препаратов стал гидроксихлорохин, противовирусная активность которого ранее была подтверждена в отношении SARS-CoV в исследованиях на культуре клеток и в сравнительных исследованиях in vitro, уточняют в ФМБА. «В сравнительных исследованиях, проведенных на модели заражения культуры клеток вирусом FCoV (кошачий коронавирус), было отмечено, что среди 19 различных исследованных соединений к числу наиболее активных относится хлорохин и мефлохин. Была выявлена и противовирусная активность мефлохина в отношении коронавируса 2019-nCoV. Установлено, что мефлохин блокирует цитопатический эффект коронавируса в культуре клеток и препятствует его репликации в концентрациях не более 10 мкМ (4 мкг/л)», — подчеркивается в письме со ссылкой на семь различных научных работ.

В частности, исследования, проведенные Институтом микробиологии Минобороны России совместно с ФМБА, показали, что мефлохин в дозировке 2 мг/мл подавляет на 100% цитопатическое действие вируса уже через 48 часов с момента инфицирования в культуре клеток животного. Агентство отмечает, что в целях эффективного лечения больных коронавирусной инфекцией, вызванной COVID-19, и было организовано клиническое исследование препарата на основе подведомственных ФМБА организаций.

«Учитывая высокую социальную значимость проводимого исследования, а также важность обеспечения безопасности пациентов, ФМБА России в соответствии с положениями постановления Правительства РФ № 441 реализует основные принципы надлежащей клинической практики. Таким образом, рассматриваемое исследование основано на принципах легитимности, открытости и рандомизации и проводится в строгом соответствии с действующей в РФ нормативной базой», — полагают в агентстве, возглавляемом экс-министром здравоохранения Вероникой Скворцовой.

Выводы об эффективности и безопасности мефлохина при COVID-19 ФМБА планировало предоставить по окончании КИ к концу мая. По данным агентства, предварительные результаты показали, что при лечении данным препаратом у 78% пациентов со среднетяжелым состоянием наблюдалась положительная динамика. Вирусная РНК по результатам ПЦР не обнаруживалась уже на 5–7-е сутки. Переносимость препарата у всех пациентов удовлетворительная, серьезных нежелательных явлений не зарегистрировано.

Ранее АОКИ подвергла клиническое исследование мефлохина публичной критике, ссылаясь на то, что оно не числится среди одобренных Минздравом при COVID-19, и попросила ФМБА не распространять информацию о клинических испытаниях препаратов, которые не одобрены регулятором, и не использовать понятие «клинические исследования» для обозначения «сомнительных экспериментов с участием человека». В открытом письме ассоциации отмечалось, что данное исследование не проходило независимой оценки дизайна, научного обоснования гипотезы, статистических методов анализа и т.д. Вследствие этого его результат может вызывать сомнения.

«Исследование по новым показаниям даже зарегистрированного препарата не может называться малоинтервенционным, это полноценное классическое интервенционное исследование III, а то и II фазы», — пояснила «МВ» исполнительный директор АОКИ Светлана Завидова. Ей непонятны причины, по которым клинические исследования не проводятся обычным способом.

«Минздрав выдает разрешения на исследования препаратов против коронавируса реально быстро. Порядка 10 исследований уже разрешено. Непонятно, почему ФМБА не получало разрешения в обычном порядке, а использовало постановление № 441 как некую «лазейку», которая может быть причиной сомнений в достоверности получаемых результатов», — говорит она.

По ее словам, экспертов ассоциации настораживают размытость формулировок в описании процедуры, отсутствие требований к содержательной части информации для пациента, отсутствие обязательного страхования жизни и здоровья участников «эксперимента» и оценки опыта исследователей.

«МВ» направил официальный запрос в ФМБА России с просьбой прокомментировать этичность клинических исследований с учетом претензий специалистов.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.